Бесхозные технологии

3 Ноября 2011
Бесхозные технологии

Сейчас нередки случаи, когда аграрии отказываются от какой-либо технологии. Как правило, это происходит, когда более перспективный метод вытесняет устаревший. Однако иногда хозяйства вынуждены переходить на другую технологию из-за меньших затрат, необходимых для ее внедрения, или из-за того, что она больше соответствует региональной специфике. В этой статье мы уделим внимание технологиям, по которым работают птицеводы и животноводы. 

 

Существует множество технологий, которые успешно применяются во всем мире, однако российские агрокомпании их не используют, говорит Наталья Яковлева, президент ГК «АВИС» (Москва; продвижение инновационных ресурсосберегающих технологий). Происходит это либо из-за плохой осведомленности наших аграриев о новинках, либо по причине отсутствия интереса и желания попробовать что-то новое, считает она. Яковлева уверена, что такое отношение к технологиям останется неизменным до вступления России в ВТО.

Андрей Даниленко, председатель правления Национального союза производителей молока, напротив, считает, что практически все существующие в мире технологии так или иначе используются в России. А если аграрии все-таки отказываются от современных методов, то происходит это из-за специфики кормовой базы, высокой закредитованности хозяйств или низкого профессионального уровня персонала.

 

Доильные технологии

Возникновение в США технологии повышенных надоев связано с началом применения беспривязного содержания, при котором возник вопрос, какое максимальное количество молока можно «выжать» из коровы. Суть этой технологии заключается в том, что из коровы стараются надоить как можно больше молока – более 9 тыс. л/год, продолжает Даниленко. Но ее применение целесообразно только при высокой цене на сырое молоко или при наличии кормовой базы хорошего качества. Также необходимо понимать, что при таком высоком уровне надоев организм коровы изнашивается значительно быстрее, а значит, страдают репродуктивные функции животного, предупреждает эксперт.

Сейчас технология повышенных надоев широко используется в Израиле и в Европе. Например, в Швеции такой метод оказывается рентабельным, потому что в стране держатся стабильно высокие цены на сырое молоко. Кроме того, молочными производителями там являются небольшие крепко стоящие на ногах хозяйства, не закредитованные так, как в России. Безусловно, на этих фермах поддерживается высокий ветеринарный уровень.

В России же, в отличие от Европы, большинство интенсивных технологий, таких как технология повышенных надоев, применяются редко, говорит Даниленко. Дело в том, что из-за специфики отечественной кормовой базы этот способ оказывается для наших аграриев не очень выгодным, поскольку при его использовании требуются высокоэнергетические корма с высоким содержанием белка. А в нашей стране нет предприятий, которые бы производили достаточное количество таких кормов. Соответственно, интенсивная технология высоких надоев оказывается слишком дорогой, и ее можно применять только в некоторых агрокомплексах Ленинградской области, где держится стабильно высокая цена на сырое молоко.

Точно так же на данный момент экономически невыгодно применение доильных роботов, продолжает Даниленко. Это связано с очень высокими стартовыми вложениями, которые требуются для внедрения этой технологии. Поэтому доильные роботы сейчас используются только в тех хозяйствах, у которых есть либо богатый инвестор, либо поддержка региональных властей, помогающих по специальным госпрограммам частично или полностью компенсировать затраты на приобретение новой техники, говорит эксперт. По его данным, доильные роботы на территории нашей страны активно используются в хозяйствах Татарстана, а также в Вологодской и Ленинградской областях.

 

Технология селекции КРС

Юсуп Тухватуллин, коммерческий директор компании «АгроТехПром» (Татарстан), рассказал о технологии эмбриотрансфера, которая не очень хорошо прижилась в России. Эмбриотрансфер – биологический способ воспроизводства сельскохозяйственных животных, заключающийся в пересадке эмбрионов от одной коровы другой. Эта технология широко используется в молочном животноводстве за рубежом, потому что за короткое время позволяет получить животных с высокими генетическими качествами и при этом адаптированных к местным условиям, поясняет специалист. Эмбриотрансфер эффективно используется в западных странах, а также в Великобритании, США и Японии. Применяется эта технология преимущественно племенными хозяйствами.

Эмбриотрансфер появился в Великобритании в 1890 году, рассказывает Тухватуллин. В СССР эта технология успешно применялась уже в 1940-1950-х годах. Однако сейчас на территории нашей страны ее используют лишь немногие хозяйства. Это объясняется главным образом мнимой дороговизной эмбриотрансфера, говорит специалист. По его подсчетам, стоимость одного эмбриона составляет от 11200 до 22400 руб. в зависимости от качества технологической подготовки и выполнения самой пересадки. Такие затраты оправданны только при высоком уровне развития сельского хозяйства, добавляет Даниленко. Если же общий уровень квалификации специалистов и ветеринарии не очень высокий, то эта технология не будет экономически эффективной. Именно поэтому такого массового распространения, как на Западе, у нас эмбриотрансфер не получил. В основном он внедрялся в производство очень крупными отечественными холдингами и аграриями, которым выделялись на это субсидии.

Подразделение предприятия «Красный Восток Агро» – «Племенное дело» (Татарстан) – одно из немногих, где помимо выращивания племенного молодняка крупного рогатого скота для дальнейшего использования в хозяйствах также получают эмбрионы от высокопродуктивных коров с целью их трансплантации местным низкопродуктивным коровам и телкам. В компании занимаются эмбриотрансфером, поскольку эта технология может ускорить селекционный процесс в молочном скотоводстве в 6-7 раз по сравнению с обычными методами разведения. К тому же этот метод является кратчайшим путем получения здоровых, генетически совершенных и адаптированных животных для восполнения дойного стада.

Ежемесячно в «Племенном деле» вымывается и замораживается около 3 тыс. эмбрионов высокопродуктивных коров. (Кстати, современные технологии позволяют получать от одной коровы 10 полноценных эмбрионов, а от некоторых особей – до 100 эмбрионов). «Это удивительно, что мы одни из немногих, кто занимается получением и трансплантацией эмбрионов, – говорит специалист по воспроизводству Марат Мухаметдинов. – Ведь технология эмбриотрансфера очень перспективна: молодняк, полученный с помощью этого метода, обладает высокой генетической продуктивностью, а коровы дают около 8-12 тыс. л молока в год и позволяют сэкономить много средств благодаря тому, что хозяйству не приходится закупать импортных нетелей».

 

Поросята в холоде

В свиноводстве также есть технологии, которые не приживаются в России, говорит Денис Охрименко, генеральный директор российского офиса компании Topigs (Белгород; племенное свиноводство). Например, технология содержания откормочных свиней на глубокой подстилке, принцип которой в выращивании животных в неотапливаемых помещениях. Особенность этого метода заключается в том, что откормочное поголовье (весом начиная с 20-30 кг) содержится в одном большом ангаре, где на полу постелено около метра соломы. Содержать свиноматок и поросят по такой технологии вообще не представляется возможным – потери будут катастрофические, убежден специалист. Ведь автоматические системы кормления и микроклимата при таком способе выращивания не используются. Конечно, на уровне соломы за счет выделения тепла животными и ферментации навоза образуется плюсовая температура, однако им в неотапливаемых ангарах все равно холодно, замечает Охрименко.

С одной стороны, у этой технологии есть плюсы: стартовых затрат на оборудование свинокомплекса (секторов откорма) требуется значительно меньше, чем при оснащении помещения с обогревом. Но с другой стороны, климатические условия на большей части нашей страны делают ощутимыми затраты на корма: расход корма при холодном содержании увеличивается в 2-3 раза из-за отсутствия в помещении системы обогрева. Поэтому эта технология является самой сложной из всех возможных с точки зрения менеджмента, делает вывод Охрименко. Кроме того, возможно осаливание туши, поскольку при такой системе выращивания свинья вынуждена «защищать» себя жиром, чтобы спастись от холода, добавляет он.

Технология холодного содержания пришла к нам из Канады. Сейчас она активно используется на Украине, где природно-климатические условия позволяют выращивать свиней без обогрева. В России же холодное содержание применяется лишь в некоторых хозяйствах Липецкой области (например, в «Раненбургском»).

 

На полу или в клетке?

В нашей стране система клеточного содержания птицы появилась в начале 1970-х годов, хотя первые эксперименты по клеточному выращиванию цыплят проводились уже в 1932 году в НИИ птицеводства (г. Загорск), рассказывает Владимир Фисинин, первый вице-президент Российской академии сельскохозяйственных наук (Москва).

Действительно, в СССР выращивание птицы на мясо и на яйцо было построено на основе клеточного содержания, подтверждает глава представительства компании USAPEEC (Москва) Альберт Давлеев. В птичниках с высокими крышами ставились большие клетки в 1, 2, 3 этажа, в которых до определенного срока выращивались цыплята. В России эта технология появилась после поездки Хрущева в Америку в 1960 году, где он посетил птицеводческие комплексы с клеточным содержанием, и стала использоваться повсеместно, рассказывает специалист. Затем, примерно с конца 1990-х годов, в России стало вновь популярным напольное содержание, при котором птица содержится на полу на подстилке.

Однако на сегодняшний день российских предприятий по производству яйца, которые содержат птицу напольно, практически не существует, говорит Фисинин. Даже племенная птица для производства инкубационного яйца либо родительского стада на 98% выращивается в клетках, в которых совместно содержатся петухи и куры, утверждает эксперт. А если и отдельно, то только для искусственного осеменения, добавляет он.

Причины отказа от напольного содержания в яичном производстве просты, считает Фисинин. При напольном содержании на 1 кв. м можно содержать около 5 кур-несушек, а при клеточном – 25-30 голов. Кроме того, при выращивании на полу птица неизбежно контактирует с пометом, что может привести к различным болезням, в частности к кокцидиозу. Еще одним минусом содержания кур на полу является постоянная запыленность птичника, что поражает дыхательную систему и вызывает респираторные заболевания. При клеточном содержании благодаря отсутствию подстилки таких проблем не возникает.

Сергей Саппинен, главный селекционер племптицезавода «Свердловский» (Свердловская область; яичное производство, среднее поголовье кур-несушек – 115-117 тыс.), рассказал, что их предприятие, возникшее в 1976 году, изначально было оборудовано для напольного выращивания птицы. Однако к 1985 году на заводе начали применять клеточное выращивание по причине его высокой эффективности, и с тех пор все яичное производство на предприятии построено на основе этой технологии.

«С переходом на клеточное содержание у нас на заводе увеличился выход инкубационного яйца за счет того, что оно стало чище. Помимо этого, среднее поголовье кур-несушек увеличилось в три раза, а валовое производство яйца – в 3,5-4 раза, – доволен главный селекционер. – Кроме того, у птицы нет возможности склевывать свой помет, что при напольном содержании могло бы стать источником кишечных расстройств». По словам Саппинена, валовое производство «Свердловского» за 2010 год составило 38 млн яиц. Впрочем, увеличение производства произошло также за счет использования новых высокопродуктивных кроссов птицы, замечает специалист.

Что касается бройлерного производства, продолжает Фисинин, то здесь большинство птицеводческих предприятий пока еще применяют технологию напольного выращивания, но уже более 45 птицефабрик (около 35% от общего числа) содержат бройлеров в клетке. Тенденция к смене технологии опять-таки объясняется тем, что содержание птицы в клетках дает гораздо большую производительность. При напольном содержании птицефабрики в среднем получают 280-300 кг живого веса на 1 кв. м/год. А при клеточном содержании – в два раза больше. Например, Рефтинская птицефабрика (Свердловская область) имеет около 600 кг/год с 1 кв. м, а «Ярославский бройлер» (Ярославская область) «снимает» за год 662 кг живого веса, сравнивает эксперт.

Помимо прочего, даже при суровом российском климате и больших затратах на отопление в зимнее время при клеточной системе расход на содержание оказывается намного меньше, чем был бы при напольном, замечает Фисинин. «Например, в 2009 году в Якутии заработала Нерюнгринская птицефабрика с клеточным выращиванием бройлеров – первое в этом регионе предприятие, которое занимается производством охлажденного мяса, – рассказывает эксперт. – В прошлом году там было произведено 3 тыс. т мяса».

Кроме того, с 2000 по 2010 год на содержание в клетках уже перешли Марийская бройлерная фабрика (республика Марий Эл), Октябрьская бройлерная фабрика (Мордовия), Владимирская бройлерная фабрика (Владимирская область), предприятие «Ярославский бройлер» (Ярославская область), «Алтайский бройлер» (дочернее предприятие агрохолдинга «Приосколье», Белгородская область), Среднеуральская птицефабрика (Свердловская область), Зеленецкая птицефабрика (республика Коми), «Равис-Сосновская» (Челябинская область), перечисляет Фисинин.

На сегодняшний день есть компании, которые видят преимущества выращивания бройлеров в клетках, соглашается Давлеев: «В нашей стране есть территории, где выращивать в клетке гораздо выгоднее. Например, в регионах с холодным климатом или там, где нет возможности делать подстилку. Кроме того, технологии клеточного производства существенно прогрессировали за последнее время: были созданы мощные системы вентиляции и навозоудаления».

Несмотря на это, у клеточного содержания остались существенные минусы, напоминает Давлеев. Бройлер, как и любая птица, нуждается в передвижении, которое в клетке осуществить проблематично, но ведь для того, чтобы птица активно и полноценно росла, ей необходимо свободно двигаться, уверен эксперт. «Из-за отсутствия свободы передвижения птица начинает прыгать в клетке, от чего у нее появляются синяки. Кроме того, от долгого нахождения в клетке наминаются мышцы, а из-за этого образуются пролежни. Все это впоследствии приводит к ухудшению качество мяса. Но самое главное, большая плотность посадки значительно увеличивает риски прогрессивных заболеваний птицы», – предупреждает Давлеев.

На Зеленецкой птицефабрике (республика Коми) занимаются производством бройлеров и применяют как клеточное, так и напольное содержание. При напольном содержании используется оборудование компании Big Dutchman (Германия), а при клеточном – фирмы EGS-CARRE (Екатеринбург), результат совместной разработки Big Dutchman и предприятия «Энергогазсервис» (Екатеринбург), рассказывает главный зоотехник птицефабрики Ирина Сенькина.

 

На данный момент на птицефабрике в 19 из 23 птичников установлено напольное оборудование. Так сложилось в ходе технического переоснащения предприятия, которое началось в 2000 году: тогда у напольного оборудования было много плюсов (невысокая стоимость, простая эксплуатация, к тому же этот метод не способствовал появлению наминов у тушки), поэтому его и закупили, вспоминает Сенькина. В 2003 году были переоборудованы первые птичники, и к концу 2009 года все оборудование было полностью обновлено. «В процессе переоснащения мы побывали у коллег, которые уже приобрели клеточное оборудование, и убедились в эффективности и экономической выгоде этой технологии. К тому моменту нам оставалось переоснастить 4 птичника, в которые мы экспериментально решили установить клетки», – рассказывает главный зоотехник.

Оказалось, что один клеточный птичник производит практически в два раза больше мяса, чем напольный. Однако установка клеточного оборудования и его эксплуатация требуют больших затрат, чем при напольном содержании. «Поэтому мы не смогли бы сразу перейти на клеточное содержание, – продолжает Сенькина. – Кроме того, в нашем регионе имеются проблемы с реализацией продукции: область производит больше, чем потребляет. Такую проблему испытывают все регионы». У технологии клеточного содержания, по ее словам, большие перспективы, но только при условии появления новых рынков сбыта. Однако искать их в одиночку, без поддержки государства, довольно проблематично, заключает главный зоотехник.

Интересно, что на Западе не спешат переходить на клеточное содержание. За рубежом стремительно развивается движение зеленых, которое выступает против этого способа, поясняет Фисинин. Защитники природы считают, что птице (даже в яичном производстве) лучше находиться в больших группах. Однако такой подход может привести к тому, что у европейских аграриев не будет возможности развивать свое производство из-за нехватки земли, рассуждает эксперт. Кроме того, он убежден, что птице в клетке более комфортно, чем на полу. «При клеточном производстве можно создать все необходимые для птицы условия: поставить деревянный насест, держать клетку открытой. В США, например, 100% хозяйств содержат яичную птицу в клеточных батареях. Да и в таких цивилизованных странах, как Франция, Канада и Япония, аграрии также отдают предпочтение клеточному содержанию», – заключает Фисинин.

 

«Убойные» технологии

В конце 1990-х – начале 2000-х годов в российском прицепроме произошла технологическая революция: многие вертикально интегрированные птицекомплексы стали покупать новое убойное и разделочное оборудование, которое позволяло вынуть из птицы все внутренности, рассказывает Давлеев из USAPEEC. Через какое-то время после появления в России этого оборудования уже все переработчики отказались от полупотрошения кур и перешли на технологию глубокой переработки мяса птицы.

Разница между этими двумя технологиями заключается в следующем. У полупотрошенных кур вынимают только кишечник, оставляя почки, легкие, желудок, сердце, голову и шею. А, как известно, голова, шея и лапы –источник загрязнения, подчеркивает эксперт. Новая технология дает возможность вынуть все внутренности и тем самым значительно снижает риск заражения продукта. Поэтому от старого метода птицеводы отказались.

И все же, несмотря на технологическую революцию, среди методов убоя птицы есть и такие, которые вообще никогда не применялись в России. Один из них – технология глушения птицы в контролируемой газовой среде. Этот метод был разработан компанией Anglia Autoflow, рассказывает Яковлева из ГК «АВИС». Технология, названная Easyload, основана на бесстрессовом глушении птицы, поэтому большинство крупных западноевропейских птицеперерабатывающих предприятий уже применяют или запланировали переход на новую систему, говорит специалист.

 

Дело в том, что у этой технологии есть ряд неоспоримых преимуществ, говорит Яковлева. Во-первых, время нахождения каждой курицы в камере оглушения контролируется: потеря сознания у птицы происходит за 60-70 секунд, а полный цикл оглушения составляет 2 минуты. Таким образом, этот метод позволяет оглушать до 12 тыс. птиц в час на одной убойной линии. Во-вторых, каждая птица на протяжении всего процесса глушения (вплоть до навески) находится в индивидуальном ящике. Соответственно, нет необходимости в фиксации живой птицы.

Кроме того, у технологии есть ряд преимуществ, которые улучшают условия труда операторов, отмечает Яковлева. К ним можно отнести стабильную скорость прохождения ящиков через камеру глушения, постоянный мониторинг уровня концентрации газа, неизменную скорость подачи газа, а также его однородную концентрацию для оглушаемых птиц. Помимо всех перечисленных плюсов есть и еще один: было обнаружено, что эта технология улучшает качество мяса бройлеров.

Но пока наши аграрии не готовы к такому серьезному уровню модернизации, тем более для адаптации этой технологии на российском рынке требуется немало усилий и времени, объясняет специалист. Поэтому в российском птицеводстве продолжают применять глушение птицы разрядами электрического тока. А ведь у этого уже устаревшего способа есть множество недостатков, напоминает Яковлева. «Прежде всего такой метод негуманен, – поясняет специалист. – Он довольно часто приводит к случаям травматизма птицы, что, в свою очередь, отражается на товарном виде мяса бройлеров: на тушках появляются красные или розовые пятна, а на крыльях – кровоподтеки».

Происходит это из-за технологически сложного процесса глушения (при обработке разновесной птицы) разрядами электрического тока, говорит Яковлева. По ее словам, при таком способе также страдает качество обескровливания, да и операторам сложнее навешивать живую птицу на убойную линию по сравнению с оглушенной. «Процесс навешивания живой птицы серьезно осложняет условия труда для операторов навески, которые работают в условиях затемнения, в пыли и шуме, – комментирует специалист. – Тогда как при глушении птицы смесью газов в контролируемой атмосфере глушение предшествует навеске, и разновесная обездвиженная птица навешивается в бессознательном состоянии, не испытывая стресса, что позволяет операторам работать в условиях достаточного освещения, без шума и пыли».

Поделиться: