Чума даст власть над ценами.

2 Марта 2012
Чума даст власть над ценами.

Африканская чума свиней постепенно превращается в национальное бедствие. Вспыхнув на юге России несколько лет назад, болезнь постепенно распространяется в северные регионы. Вакцины от нее не существует, поэтому меры по борьбе с инфекцией носят профилактический характер.

 

В очаге заражения уничтожаются и сжигаются все свиньи, а в радиусе 5 км от него все поголовье умерщвляют и отправляют на переработку. Вокруг зоны заражения устанавливают карантин. Заводить новых поросят разрешается спустя год.

На Кубани с 2009 по 2011г. у фермеров изъяли 93 тыс. свиней. Более 120 тыс. уничтожено в 2011г. (57 тыс. животных — с января по октябрь и еще 71 тыс. — с 1 по 25 октября). Такие цифры на одной из пресс–конференций озвучил первый заместитель руководителя департамента сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности Краснодарского края Алексей Высокопоясный. Министр сельского хозяйства РФ Елена Скрынник дала указание руководству АПК Кубани представить в министерство долгосрочную целевую программу по предупреждению распространения и ликвидации АЧС. Краснодарский край станет первым регионом России, который запустит такую программу. Планируется, что на ее реализацию из кубанского бюджета выделят 800 млн рублей, из федерального — 1,8 млрд.

Глава региона Александр Ткачев написал в своем микроблоге в Twitter, что «администрация края разработает комплекс мер помощи всем, кто пострадал от этой вспышки. Но сейчас чрезвычайно, предельно важно остановить чуму. Иначе помощи придется просить уже всем нам. Только за 2011 г. африканская чума нанесла нам ущерб около 1 млрд рублей».

Хозяйствам, у которых забрали свиней, должны выплачиваться компенсации (в разных районах края — 60 – 80 рублей за килограмм живого веса). В ноябре 2011 г. на заседании совбеза губернатор предложил лишить права на компенсацию фермы, где выявлены нарушения норм санитарии. «Если человек не хочет палец о палец ударить, чтобы защитить своих животных, выполнять санитарные правила, то почему за его лень и глупость должен платить бюджет?» — цитирует его «Российская газета».

Способы борьбы с чумой вызвали недовольство населения и породили слухи о том, что АЧС — кем-то спланированная акция по расчистке рынка от мелких игроков. Чаще всего обвинения звучат в адрес ЗАО «Агрокомплекс», сопредседателями совета директоров которого, по некоторым данным, являются родственники губернатора края. В Twitter сочинец под ником «donPetakov» 21 декабря 2011 г. прямо спросил об этом главу региона: «В Сочи говорят, что Вы свиней на Кубани домохозяйствам запретили, т.к. сами свинофермы держите? Развейте — миф или правда?». Ткачев на это ответил кратко: «Бред!».

В 2012 г. чума продолжила свое шествие по Кубани. Раздражение фермеров растет, и слухи о причастности крупных игроков рынка к расползанию инфекции звучат все чаще.

 

Тема дебатов: «АЧС на Кубани — реальный вирус или чей–то бизнес?».

 

Нужно понять фермеров

Владимир Барнев, владелец ЛПХ, станица Старокорсунская

Я допускаю, что вирус АЧС действительно «гуляет» по Кубани. Но создается впечатление, что при борьбе с ним представителям власти невыгодно входить в положение фермеров. Например, нам могли дать хотя бы две недели на самостоятельный забой животных, а дали всего два дня. У тех, кто не успел ликвидировать поголовье, свиней изъяли. При этом выплата и размер компенсаций пока остаются под вопросом. Нам объяснили, что денег в бюджете нет, поэтому компенсации будут небольшими — 69 рублей за килограмм живого веса. Этой суммы недостаточно, чтобы покрыть наши издержки на выращивание животных.

 

Крупных инвесторов АЧС не пугает

Алексей Тодоренко, председатель организации «ЗА Краснодар»

Я считаю, что африканская чума свиней — это, прежде всего, удобный повод для целенаправленного уничтожения малого бизнеса Кубани. И кто–то зарабатывает на этом большие деньги. В некоторых районах края свиноводческие хозяйства гибнут целиком, в некоторых — частично, но в любом случае ущерб фермерам наносится колоссальный. За этими событиями маячит призрак «Агрокомплекса» и аффилированных с ним предприятий. Правда, в одном из них (в ЗАО «Победа») в октябре 2011 г. зафиксирован вирус АЧС. Но я полагаю, что его «появление» — политический ход. Ведь по краю стали все больше ползти слухи, что избирательный вирус почему–то щадит бизнес главы региона. Да и не слышал я информации, что в «Победе» полностью уничтожено поголовье свиней.

Я считаю, что очаги вспышки АЧС известны заранее. Возможно, кто–то намеренно инфицирует свиней в определенном хозяйстве или районе, а потом во всеуслышание объявляет о вирусе. Иначе как объяснить, что факты падежа тут же предаются огласке? Я не верю, что в случае гибели животного наши предприниматели и хозяева ЛПХ бегут сообщать об этом в соответствующие службы. Особенно сейчас — зная, что у них изымут все поголовье.

Помимо губернаторского бизнеса могут быть и другие причины, по которым власть взялась «закапывать» кубанское свиноводство. Во–первых, в Краснодарский край приходят иностранные инвесторы, готовые строить крупные свинокомплексы (что особенно странно в условиях нынешней неблагоприятной обстановки по АЧС). Можно предположить, что такими методами расчищают рынок для более угодных игроков. Во–вторых, это может быть очередной способ осуществить передел собственности. Маленькие фермы мешают осваивать новые, привлекательные для инвестиций, земельные участки.

При этом на борьбу с АЧС и возмещение ущерба направляются огромные суммы средств. Но кто даст гарантию, что все эти деньги доходят по назначению? Как показывает практика, далеко не все владельцы ЛПХ знают механизм получения компенсаций за изъятых животных. И самое главное — никто им этого не разъясняет. Можно быть почти уверенным, что, пользуясь финансовой неграмотностью фермеров, представители власти списывают из бюджета миллионы рублей.

 

Спасти свиней удается немногим, создана реальная угроза отрасли

Альберт Гаямян, директор Правозащитного комитета «Презумпция»

АЧС и на Кубани, и в других регионах страны — одновременно и неплохой бизнес для кого–то, и реальная угроза отечественному свиноводству.

Уничтожение свиней — способ избавиться от мелких предпринимателей, создающих конкуренцию крупным игрокам. Даже если предположить, что те, кто дают команды сверху, изначально не собирались «зачищать» рынок, у них все равно получается именно в этом ключе.

А как иначе, если уничтожаются все животные в округе, вне зависимости от наличия у них заболевания — больные, здоровые, маленькие поросята, кормящие свиноматки. Лишь немногим собственникам дают возможность вывезти свиней в соседние станицы к родственникам и друзьям.

Серьезные проблемы есть и у предпринимателей, продающих мясо на рынках. В частности, постоянно ужесточаются правила забоя животных, транспортировки и хранения мяса. Эти условия практически невыполнимы для мелких торговцев.

Официальные СМИ систематически заявляют, что наиболее защищенными от вируса африканской чумы свиней являются, конечно же, промышленные свиноводческие предприятия. А я с ужасом вспоминаю свои поездки в некоторые хозяйства, где без противогаза, защитного комбинезона и резиновых сапог в свиноферме делать нечего.

Правда, ситуация в ООО «Племзавод Индустриальный» Тимашевского района, где выявлен генетический материал вируса АЧС и будет уничтожено 30 736 свиней, заставляет задуматься о том, что пострадает не только мелкий бизнес. Интересно только одно, чей бизнес, в конце концов, останется в выигрыше?

 

Истерику создают непатриоты

Николай Петропавловский, социальный технолог, директор ГУП «Краснодарский краевой социальный центр»

Люди часто ищут заговор там, где его нет. Если они сталкиваются с какими–либо проблемами, то чаще всего стараются объяснить их понятным для себя способом — происками врагов. В средние века появилось популярное сейчас утверждение (т. н. «бритва Оккамы»): «Не следует множить сущее без необходимости». То есть не надо трактовать действительность по–своему. Даже мы в своих опросах сталкивались с мнением, что АЧС на Кубани — рукотворное зло, происки неких злобных конкурентов. Так проще оправдать появление инфекции. Никто еще не признался, что АЧС в станице — результат непрофессионализма или элементарного разгильдяйства в соблюдении санитарных норм.

Аналогичные мифы уже были и с так называемым птичьим гриппом, и клопом–черепашкой, и даже с грызунами в хранилищах. Это интригует, это интересно, но это неправда.

Законодательство и время требуют, чтобы все факты АЧС в России были открытыми и гласными. И это дополнительно создает у людей иллюзию чуть ли не массовой эпидемии вируса. Однако мясо–сало–колбаса из продажи не пропало и не пропадет.

Естественно, каждый факт публикации случая АЧС, каждый репортаж и карантин не приносят плюса имиджу Кубани как ведущего сельхозпроизводителя России. Скорее, это дает маленький, но конкретный минус, дополнительную тревожность и озабоченность как потребителям, так и фермерам.

Но информирование граждан о происшествии и создание локальных истерик по поводу и без — две полярные позиции. И если информируют СМИ, то истерят и злорадствуют те, кто желает нашему краю проблем. Как минимум это непатриоты.

 

Биологическое оружие врагов России

Игорь Лобач, председатель совета «Агропромышленного союза Кубани»

У меня вызывают сомнение слухи о том, что чума свиней — происки владельцев крупных животноводческих комплексов. Данное заболевание можно сравнить с джинном, выпущенным из бутылки. Его распространение очень трудно проконтролировать, поэтому вирус рано или поздно ударит и по инициаторам заражения.

Также, я думаю, никто не собирается под видом АЧС запретить выращивание свиней в ЛПХ. Но нельзя не согласиться с тем, что содержание более трех голов для промышленного производства на территории частных домовладений ведет к нарушению санитарных норм и вызывает справедливые нарекания соседей. Кроме того, в этом случае ЛПХ представляет собой не подсобное хозяйство, а предпринимательскую деятельность с совершенно другими требованиями к организации производства и его биологической защите. Когда человек содержит 200 или 1000 голов (а у нас есть и такие псевдоЛПХ), он обязан обеспечить работу предприятия в закрытом режиме (в сегодняшних условиях распространения АЧС — как на космическом корабле), соблюдать все санитарные и ветеринарные нормы. И если при этом необходимо построить наглухо огороженные стерильные комплексы, их надо строить. В таких условиях никто не запретит разводить свиней.

У крупных компаний больше возможностей обеспечить защиту от АЧС, чем у мелких хозяйств. Поэтому логично, что у них вспышки инфекции случаются реже. Но правда и в том, что если зараза попадет на крупное производство, то и беда значительно больше. В Испании, много лет страдавшей от АЧС, ликвидировали свиноводство на предприятиях, не обеспечивавших закрытый режим содержания животных, и эта мера оказалась эффективной. В Дании, которая по размерам сопоставима с Кубанью, ввели ограничения для ферм — не более 2 тыс. голов.

Из своего опыта общения с крестьянами могу сказать, что больше всего распространением слухов о бизнес–составляющей АЧС занимаются те, кто в действительности не может обеспечить безопасность своих хозяйств. Среди них много ЛПХ, которые ЛПХ по сути не являются. Они функционируют под видом ЛПХ лишь в целях ухода от налогов, занимаются животноводством в промышленных масштабах, но на оснащение своих ферм почти не тратятся. Открыто признать свою халатность не могут, вот и сваливают вину на властей или кого угодно.

Еще один аспект проблемы. Вирус АЧС — искусственно создан. Не исключено, что это способ биологической войны, которая ведется противниками России. К нам болезнь попала из Грузии через Южную Осетию, где очаг заболевания не могут ликвидировать уже несколько лет. Кубань — форпост перед остальной Россией, но, к сожалению, инфекция уже пробралась и на север страны. Окончательно победить ее можно лишь при жестком соблюдении правил содержания и перемещения свиней.

 

Дешевое мясо невыгодно властям

Павел Мороз, владелец КФХ, станица Старокорсунская

Акцию по уничтожению свиноводства на Кубани региональная власть проводит уже в течение нескольких лет. Года два назад в нашей станице закрыли бойню, а дома запретили умерщвлять животных — якобы из–за несоответствия помещений санитарно–ветеринарным нормам. При этом какие именно правила надо соблюдать, чтобы иметь право на забой, в управлении ветеринарии мне так и не сказали. Затем мясокомбинаты перестали принимать у нас продукцию, а местные ветеринары — брать мясо на проверку, если свинья зарезана в домашних условиях. Апогеем мер по ликвидации мелкого свиноводства стала АЧС.

Это заболевание существует давно, но именно сейчас кому–то выгодно, чтобы информация о нем приобрела широкий резонанс. Причина — монополизация животноводства, и как следствие — контроль над ценами, стимулирование их дальнейшего роста со стороны власти. Сельским жителям выгодно продавать мясо недорого, лишь бы сбыть свою продукцию. Но если поощрять развитие бизнеса у частных собственников, мясо будет стоить слишком дешево. Представители администрации уже высказали мысль, что оно должно быть не дешевле 500 – 600 рублей/кг.

Во время изъятия животных я потребовал документ, свидетельствующий о том, что старокорсунские свиньи больны. Ведь откуда мне знать, что вирус у нас действительно есть? Но никто такой бумаги не предоставил. Нам предлагают компенсацию в размере нескольких десятков рублей за килограмм, но такая цена на моих животных ничтожна. Я выводил новую, мясную, породу свиней. Продажей пока не занимался, т.к. чтобы поставить дело на поток, мне еще требовалось время. Но теоретически стоимость такого элитного мяса на рынке могла достигать 500 рублей за кг.

Нарушения закона следовали одно за другим. Началось с того, что бланк акта об изъятии животных заранее подписан главой станичной администрации. А заполняли его уже при мне. Наши участковые меня предостерегли, чтобы я не пытался остановить ветеринаров и забойщиков, иначе наряд полиции буквально разнесет мой дом в щепки. Такие вещи случались в других районах края. У фермеров, которые не хотели пускать непрошеных гостей на свои подворья, животных изымали силой, а жилища превратили в руины. В мой двор зашли, не выставляя никаких дезбарьеров, без халатов и спецобуви. Усыпляли животных на месте, прямо на глазах у моих малолетних внуков. А ведь в постановлениях ветслужбы указано, что изъятие должно проходить в соответствии со всеми санитарно–ветеринарными нормами. Таких историй по краю — множество. Мой товарищ в Новокубанском районе держал несколько сотен свиней. В его районе тоже обнаружили АЧС, но он не получил официального документа, являющегося основанием для забоя животных. За два года человеку не выдали ни рубля компенсации.

 

Контекст.

После вспышки АЧС в Тимашевском районе Александр Ткачев написал в своем микроблоге в Twitter, что поставит перед министром сельского хозяйства РФ вопрос о профпригодности главы краевого управления Россельхознадзора.

Поделиться: