Дефицита нет, но комбикорма достанутся не всем

Дефицита нет, но комбикорма достанутся не всем

10 Апреля 2013
Дефицита нет, но комбикорма достанутся не всем

 

Сезон 2012 года оказался достаточно результативным для российских предпринимателей, занятых в комбикормовом бизнесе. Впервые в этом веке производство продукции перевалило за 20 млн тонн. Прибавка к уровню 2011 года — более 2 млн т. Так что президент национального Союза комбикормщиков Валерий Афанасьев может справедливо заявлять: отрасль на подъеме.

 

В настоящее время Россия не нуждается в импорте комбикормов, отечественные производители не только приобрели авторитет среди коллег в мире, но и диктуют свои условия на внутреннем рынке. Наша страна все активнее участвует в деятельности Европейской ассоциации производителей комбикормов (FEFAC), подчеркнул генеральный директор «Экспохлеб» Юрий Канцельсон, модератор дискуссии на конгрессе по комбикормам, который состоялся в рамках международной специализированной торгово-промышленной выставки «Зерно-Комбикорма-Ветеринария», сообщают Крестьянские ведомости.

 

На сборе комбикормщиков выяснили, что от статистики уходит порядка 4-6 млн т комбикормов, которые производят для собственных нужд крупные животноводческие предприятия и малый бизнес. Неизвестно, какие объемы зерна вращаются на этом рынке. Эксперты считают, что в конечном счете в кормушки попадает 30-35 млн тонн зерна. Половина его скармливается в составе комбикормов. Так что об эффективном использовании остального зернового фуража говорить не приходится…

 

Экономически слабые сельхозпредприятия, и фермеры, а так же хозяева личных подворий, не имея оборотных средств, вынуждены сыпать в кормушки неподготовленное лучшим образом зерно ячменя, пшеницы и т.д. В связи и с этим на конгрессе выдвигалось предложение поддерживать то же молочное производство через кормопроизводство.

 

Тем более что предлагаемый промышленностью фураж постоянно дорожает. Вот и в минувшем году (с декабря 2011 по декабрь 2012), по данным Росстата, цена комбикорма для птицы выросла в среднем на 23%, для свиней — на 34%. Специалисты, как и можно было подумать, увязывают этот факт с удорожанием зерна и с общей неопределенной ситуацией на зерновом рынке.

 

Вместе с тем говорят о том, что при приготовлении комбикормов у нас в стране по-прежнему слишком велика доля зерновой составляющей — около 70%, в то время, как в Европе — 45-48%. Большая часть разницы приходится на отходы пищеперерабатывающей промышленности. В этом плане российская комбииндустрия намного отстает.

 

Игнорируются отходы свеклосахарного производства — жом и меласса. За рубежом их активно включают в состав комбикорма, в том числе за счет импорта из России. Вот, к примеру, какие данные недавно привел Союз сахаропроизводителей России: за прошлый год экспорт 91 тыс. т российского сахара принес $66 млн, в то же время от продажи за рубеж жома (690 тыс. т) выручено $125 млн, мелассы (628 тыс. т) — $47 млн. Среди потребителей такие страны как Англия, Бельгия, Германия, Дания, Италия, Нидерланд

 

На конгрессе говорили, что и внутрироссийские цены на тот же жом сравнимы с ценами на зерно. И найти компромисс между интересами свеклопереработчиков и комбикормщиков без участия государства будет непросто. Как вряд ли удастся без государственного посредничества решить и такую задачу, как размещение комбикормовой промышленности по территории страны. На все сибирские регионы приходится лишь 10% от производства комбикормов в стране. При сегодняшних ж/д тарифах это намного увеличивает себестоимость мяса и молока на огромной части территории страны.

 

В плену импорта находится и обогащение рационов скота необходимыми питательными веществами. Правда, за последние годы удалось наладить производство отечественных премиксов, есть даже запас мощностей. Но сырье для их получения по-прежнему в дефиците. 100% витаминных препаратов и аминокислот, до 80% кормовых ферментов приходится завозить из-за рубежа. Свой лизиновый завод – в стадии строительства. И то хорошо.

 

Но все еще в дефиците соевый шрот, экструдированная соя, горох. Выступивший на конгрессе академик Россельхозакадемии Иван Егоров назвал целый ряд сельхозкультур, которые явно недостаточно выращиваются и используются в кормопроизводстве. И среди них рапс, сурепица, люпин, кормовые бобы, сорго…

 

Кормопроизводство пока не стало предметом продуманного государственного прогнозирования и проектирования. Правда, есть и выполненная отраслевая целевая программа развития производства комбикормов до 2012 г. Она сыграла свою роль в реализации планов увеличения мясного потенциала, прежде всего птицеводства и свиноводства. Но в новой федеральной госпрограмме до 2020 года развития не получила.

 

А вот с производством грубых и сочных кормов ситуация другая. По словам начальника отдела комбикормов Минсельхоза России Владимира Манаенкова, роль кормов в скотоводстве долгое время игнорировалась. Теперь решено перейти к составлению и реализации региональных программ развития кормопроизводства.

 

Естественно продолжится рост и в комбикормовом производстве. Российские производители действуют все активнее. По словам В. Афанасьева, в 2020 году выпуск комбикормов может вырасти до 36-40 млн т.

 

Приличный прирост. Но мы практически возвращаемся к показателям 1980-х годов. При таких объемах вряд ли Россия накормит мир, как надеется российское руководство. Уже сейчас мировое производство комбикормов составляет примерно 900 млн т. Если в Евросоюзе и США оно более-менее стабильно укрепилось на уровне 150-155 млн т в год, то в Китае, Бразилии и в африканской Нигерии рост многократный. И от уровня той же Бразилии мы отстаем раза в три. Так что не случайно на долю этой страны приходится большая часть нашего мясного импорта.

 

Выступавшие большой упор делают на качестве и безопасности продукции. Отмечалось, что производство комбикормов — важное звено в пищевой цепочке. Поэтому большое значение имеет разрабатываемый в рамках Таможенного союза проект технического регламента «О безопасности кормов и кормовых добавок», его соответствие мировым требованиям.

 

А выступивший на конгрессе глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко напомнил, к каким угрозам для здоровья людей привело использование в Европе технического масла с диоксином при выработке комбикормов. Сейчас большие споры ведутся об использовании рактопамина в рационах скота. Между тем, на сайте Роспотребнадзора обнародованы предупреждения о возможных последствиях при применении этой кормовой добавки. Отмечается, что «потребление пищевых продуктов при установлении в них допустимых остаточных количеств рактопамина, рекомендованных Комиссией Кодекс Алиментариус, приведет к «риску возникновения функциональных нарушений и болезней сердечно-сосудистой системы на неприемлемом уровне». Понятно поэтому, как заметили эксперты, почему такую продукцию из США не торопятся закупать в Европе.

 

Выступавшие на конференции говорили и о других проблемах в отрасли. За последние годы заметно прибавилось новых заводов современного типа. Вместе с тем их техническая «начинка» базируется на импортном оборудовании. «Хороним собственное машиностроение», констатировал тот же Афанасьев. Резко сократился выпуск технологов для отрасли из высших учебных заведений.

 

Одним словом, вопросов много. Тем более, что их острота лишь выросла в условиях вступления страны во Всемирную торговую организацию. Закономерно, что столь бурную реакцию вызвало выступление на эту тему Сергея Киселева, директора Евразийского центра по продовольственной безопасности. Как активный участник переговорного процесса по ВТО, он сохраняет оптимизм. Который аудитория явно не разделила. И вопрос генерального директора «Россвинопрома», кто виноват, что рухнули цены на отечественную свинину под натиском импорта из других стран-членов ВТО, остался без конкретного ответа. Вины за собой не чувствует, по крайней мере, не кается в ней, никто.

 

Между тем комбикорма, являясь важнейшим фактором себестоимости конечной продукции, в свиноводстве и птицеводстве продолжают дорожать. Главный вопрос состоит в том, на что надеяться современным фермерам. Основной опорой аграриев в такой ситуации, как ни крути, остается государство.

Поделиться: