Выберите ваш город
Или укажите в поле
Главная Новости и события Новости компании Идентификация сельскохозяйственных животных в России

Идентификация сельскохозяйственных животных в России

10 Апреля 2013
Идентификация сельскохозяйственных животных в России

Дмитрий Марков, генеральный директор ОАО «РНИИ «Агроприбор» рассказал в интервью agroxxi.ru о системе идентификации скота

 

- В каком сейчас состоянии работы по законопроекту об идентификации скота в нашей стране?

 

- Примерно год назад вопрос о разработке отдельного законопроекта об идентификации сельскохозяйственных животных был снят с повестки дня и исключен из планов законопроектной деятельности министерства. Появилась идея включить положения об идентификации в новую редакцию закона о ветеринарии. Одновременно изменилась концепция создания системы. Авторы законопроекта о ветеринарии видят будущую систему учета как информационную систему исключительно ветеринарного назначения. Мы всегда оппонировали такому подходу, ведь помимо нужд ветеринаров такая система должна работать на учет тех бюджетных средств, которые выделяются для поддержки животноводства, на интересы племенников и ассоциаций.

Сегодня продолжается рассмотрение законопроекта о ветеринарии, который включает в себя, в том числе, и пункт об идентификации животных. Но есть как минимум два нюанса, влияющие на перспективы построения законодательного фундамента основ системы идентификации. Во-первых, все, что касается положений об обязательной идентификации животных, описано тезисно, понадобится достаточно много подзаконных нормативных актов. Как только законопроект будет вынесен на рассмотрение во втором чтении, его авторы должны будут представить проекты таких подзаконных актов, которые вызовут дебаты и затормозят процесс рассмотрения.

Второе – сам по себе законопроект о ветеринарии очень емкий. Описывается система контроля ветеринарного и фитосанитарного надзора, но она многократно сложнее, например системы надзора за соблюдением правил дорожного движения. Столько там различных интересов сплелось, что обсуждение проблем идентификации животных вряд ли будет поставлено во главу угла.

Я думаю, вокруг этого закона будет еще много сражений, с какой скоростью его примут, неизвестно, хотя, объективно, закон очень нужен – старая редакция не выдерживает никакой критики. Она была принята еще в ельцинские времена, и этот закон очень сильно отстал от жизни.

 

- Какие еще факторы влияют на принятие закона?

 

- Если законопроект об идентификации животных раньше присутствовал в планах законотворческой деятельности Минсельхоза, то с легкой руки сторонников создания аналогичной ветеринарной системы, года полтора назад он оттуда выпал. Вернуться к необходимости разработки отдельного законопроекта пытались в середине 2012 года – в Минсельхозе была создана рабочая группа по вопросам идентификации, прошла пара заседаний, потом сменилось руководство министерства и тема идентификации ушла из числа приоритетных. Сегодня в Департамент животноводства и племенного дела поступают письма от различных научных центров и IT-компаний с предложениями вернуться к этому вопросу. И думаю, что рано или поздно министерство должно будет какую-то позицию занять, и работа возобновиться. Ускорить эти процессы может деятельность Таможенного союза.

Не так давно из департамента агропромышленной политики Таможенного союза вышли на наш институт с предложениями о совместной работе. Они сказали, что сейчас им нужно организовать работу по согласованию между тремя странами единых подходов в вопросах идентификации животных. А надо честно сказать, что и Казахстан и Беларусь ушли вперед по отношению к тому, что происходит сейчас в России. В Казахстане закон об идентификации скота существует уже достаточно давно и работа по нему идет также много лет.

Поэтому, мы в России теперь не можем строить свою национальную систему без учета тех решений, которые приняты в этих странах. Все нужно унифицировать, использовать общие подходы. Я очень надеюсь, что это поможет построить систему сверху вниз и сделать ее действительно национальной. Но, с другой стороны, придется это делать уже в спорах не только российских специалистов, а с учетом позиций стран Таможенного союза.

 

-Как повлияет вступление в ВТО на вопросы принятия общей системы идентификации?

 

- Продвигая свою продукцию на внешнем рынке, мы должны хорошо документировать историю ее происхождения. Есть определенные директивы в Евросоюзе, которые описывают эти процедуры. А там все построено на идентификации, мечении и маркировке. Раз так, то они просто не пустят на свои рынки ту продукцию, которая не имеет такой системы прослеживания – трассировки.

Эффективно перестроить работу любой отрасли животноводства можно только тогда, когда ты имеешь объективные данные об этой отрасли. А эти данные у нас сегодня недостаточно достоверны, потому что они собираются путем опросов.

 

- Российская система учета на внутрихозяйственном уровне ведь уже существует? Расскажите о ней чуть подробнее.

 

- До того, как разработать концепцию построения национальной системы учета, специалистам нашего института необходимо было изучить детали ежедневной жизни хозяйства. Мы начали такую работу в мясной отрасли. Создали программное обеспечение для учета животных и ведения селекции для мясного скотоводческого хозяйства. Разрабатывая систему учета для хозяйства, лучше понимаешь, что нужно сохранять, какие данные о животном понадобятся внутри хозяйства, а какие для региональной и национальной базы, что важно для статистики. Мы внедрили такую программу в нескольких хозяйствах нашей страны, в том числе и в крупных, она уже установлена и успешно работает.

Но поскольку приоритетом для нашего НИИ было и остается именно построение национальной программы, мы стремились искать решения, легко масштабируемые в при развёртывании национальной системы учета.

 

- Сегодня многие хозяйства заинтересовались идентификацией своего скота. В чем причина?

 

- Сейчас действительно пошел всплеск интереса к вопросам идентификации животных. Есть несколько причин:

Первая: очень много собственников купили качественный скот за рубежом. И вслед за этим пошли технологии по его содержанию и, в том числе, по учету. Инвесторы посмотрели, как вопросы учёта решены за границей, и делают все по аналогии. Соответственно, многие хозяйства начинают свой внутрихозяйственный учет организовывать как в странах развитого скотоводства.

Но, занимаясь селекцией, многие уже сталкиваются со второй проблемой. За рубежом давно эффективно действуют породные ассоциации, которые все уже имеют многолетнюю историю селекции животных со всеми характеристиками по потомству. У нас этого ничего нет. И те, кто купил этих животных и привез их в Россию, выращивая их в совершенно других условиях, сравнивать свои показатели могут только с показателями национальных баз других стран. Поэтому сейчас многие собственники, особенно те, кто работает в племенных хозяйствах, заинтересованы в том, чтобы продолжать получать информацию о проданных животных уже из других хозяйств. Чтобы селекционер своих животных мог оценивать по их потомству, которое уже находится на других предприятиях.

И, объективно, это также неплохой толчок к появлению системы, которая будет это осуществлять.

Благодаря всему этому появилось несколько компаний, которые начали продавать оборудование для идентификации в России. Но рынок этот очень фрагментарный. Есть огромная разница по ценам. Хотя все, хоть кто что-то делает в этой области, так, или иначе работают на создание будущей общенациональной системы.

 

- Во сколько обойдется введение подобного учета хозяйствам?

 

Существует несколько иллюзий про систему идентификации. Первая – это то, что система архидорогая. Что нужны миллионы, миллиарды рублей потратить, чтобы ее построить. Это не так. Из чего состоит национальная система государственного учета? Из трех обязательных компонентов:

 

1) Система идентификации, мечения животных. Каждая единица животного должна получить уникальный номер в масштабах всей страны. Этот номер в ближайшие 50 лет не должен повторяться;

2) Должна быть национальная база данных, которая ведет учет всех этих животных и центр эмиссии, который генерирует эти номера.

Когда все заработает, по-хорошему, поставщики, которые сегодня привозят эти бирки, после реализации тут же должны давать отчет в национальный орган;

3) Обязательная система – контроль. Для нашей страны, наверное, нужно делать систему идентификации под жестким контролем государства.

 

- Существуют ли какие-нибудь чисто практические сложности при внедрении системы идентификации?

 

- Пометить животное – это вовсе не первый шаг построения учета, даже если этот учет внутри одного хозяйства. Сначала руководитель или фермер должен сам себе ответить на вопрос: «Для чего он это делает?». Начальник заставил? Потому что все так поступают или он хочет наладить свою систему учета? Для чего? У него товарное хозяйство или племенное? Ведь данные, которые необходимы для разных типов хозяйств, будут отличаться. Я уже не говорю про молочное и мясное животноводство. Если племенное хозяйство и он занимается селекцией, должна быть достаточно мощная система и программные средства, которые позволяют каждое животное на протяжение всего цикла его роста вплоть до убоя контролировать по огромному количеству параметров. У многих обо всем этом представления нет. Вот и получается, что зарождение системы внутрихозяйственного учета идет сейчас хаотично. А на национальном уровне пока ничего не происходит вообще.

Что происходит в тех системах, которые существуют сегодня в России? Животное получило номер, к примеру, 2002 в хозяйстве «Петрово». Потом это животное в какой-то момент продается в хозяйство «Сидорово». Вся документация есть, историю жизни можно проследить, но там оно становится на учет с номером 1006. Становится совершенно другим животным. Сквозной прослеживаемости нет. То есть, проследить историю животного в национальном масштабе невозможно.

Я убежден, что такая система может сейчас появиться только в одном случае – если будет политическая воля. Прежде всего, на пересчет и получение достоверных данных о поголовье КРС в национальном масштабе.

Поделиться: