История малого хозяйства

1 Сентября 2014
История малого хозяйства

Запрет ввоза продовольствия из стран, поддержавших санкции в отношении России, не может не изменить российское сельское хозяйство и торговлю. По этому поводу «Сноб» решил поговорить с фермерами. Павел Абрамов рассказал, как выращивает хлеб, Алексей Иванов — о том, что в России сложно найти хорошего агронома, а Иван Новичихин — о перспективах урожая 2015 года в условиях объявленного эмбарго

 

Павел Абрамов, 35 лет, Московская область, компания «Черный хлеб» — производитель органического зерна и продуктов его переработки, открыл предприятие в январе 2012 года

«Я всегда хотел заниматься бизнесом. Органическим агропроизводством увлекся с подачи свояченицы — Марии. Она печет потрясающий хлеб, и когда мы захотели испечь такой же, выяснили, что биомуки отечественного производства на рынке нет. И сейчас мы реализуем цепочку “зерно — мука — хлеб”. С приставкой “органик”. Делаем разную муку из своего биозерна, но основа линейки — цельнозерновая мука, это не второй сорт, это еще полезнее. Пытаемся вернуться к традициям хлебопечения крестьянского хлеба из непросеянной муки».

 

Кто вы по образованию?

 

Я географ. Учился на кафедре геоэкологии МГУ.

 

Что такое биомука?

 

Главный показатель нашей муки — отсутствие в ней пестицидов, микотоксинов, тяжелых металлов и прочих канцерогенных веществ.

Объясню по поводу крестьянского хлеба и муки: белая мука — это 40% от зерна, от нее отсеяно все самое полезное, что есть в зерне, оставлен только крахмал.

Непросеянная мука (цельнозерновая) — 100% смолотое зерно, вся клетчатка, зародыш, все ценное и полезное что есть в зерне, в такой муке сохранено. Мы — производители цельнозерновой непросеянной биомуки.

 

Сколько зерна и муки вы производите?

 

На данный момент немного — сотни тонн зерна в год. Планируемый сбор в этом году — около 700 тонн (сейчас идет уборка). Производство биомуки мы запустили в феврале, поэтому о годовых объемах говорить еще рано.

 

Какие это злаки и где вы их выращиваете?

 

Мы выращиваем полбу, спельту, рожь, пшеницу, овес, ячмень, гречиху, амарант — на полях Московской области (село Буныревское, Алексинский район) и в Тульской области, вблизи деревень Сухотина, Соломасово, Юдинки, Хатманово.

Мы, наверное, единственное в России хозяйство, которое выращивает все три сорта полбы и спельты, которые зарегистрированы на территории РФ.

 

Все это ближайшие земли, а расширяться планируете?

 

У нас таких ближайших земель — несколько тысяч гектар, для органического агропроизводства более чем достаточно.

 

Сколько можно выпечь хлеба из 700 тонн зерна? И что еще можно сделать из вашего зерна?

 

Настоящего хлеба — около 1000 тонн, я думаю. Всю страну пока этим не накормишь, к сожалению. Еще мы научились делать каши, крупы — пшеничную, ржаную, из полбы био. Четыре вида крупы био сейчас на регистрации. Крупа манная с отрубями био — ее даже моя дочь Александра ест, а она не ест ничего.

 

Как выходите на конечного потребителя?

 

У нас разные виды продаж: начиная с биосемян, на которые сейчас большой спрос, и заканчивая продукцией в потребительской упаковке, которую мы поставляем в магазины нашей страны.

 

Сколько таких магазинов?

 

Точно не знаю — продажи в Новосибирске, Питере и Нижнем Новгороде осуществляют дистрибьюторы. В Москве пока немного — около 50. По большей части это магазины здорового питания, а сейчас выходим в торговые сети.

 

Как относятся к вам торговые сети?

 

Торговые сети априори не могут быть лояльны к какому-либо производителю. К нам, насколько я вижу, чуть-чуть, может быть, лояльнее, потому что у нас все-таки уникальная линейка для отечественной продукции.

 

Насколько сложен процесс согласования и поставки?

 

С разными сетями по-разному. Обычно проблемным является договор поставки, сильно сдвинутый в сторону интересов сети, к нему 5-6 приложений. Потом согласование протокола разногласий, где-то сеть идет на уступки, а где-то — нет.

Для нас проблема — платить за вход в сеть или делать обеспечительный платеж. Нет пока у нас таких денег. Для небольшой премиум-сети с18 магазинами это может быть 180 тысяч рублей. Такие деньги с нашим текущим небольшим ассортиментом мы можем вернуть в лучшем случае через полгода. Остальное — ретро-бонусы, маркетинг — заложены в стоимость нашей продукции.

И напрягают штрафные санкции, конечно. Например, 1 миллион рублей за несоблюдение деловой этики (в договоре с одним магазином), или 3 миллиона за что-то другое. Это огромные суммы по отношению к объему нашего товарооборота.

 

Насколько законна плата «за вход»? Это общемировая тенденция или это российские реалии?

 

Насколько я знаю, это предусмотрено законом о торговле, по крайней мере, ретро-бонус точно предусмотрен, и он не может быть более 10%.

 

Какие субсидии вы получаете от государства?

 

В Германии, например, субсидии сельскохозяйственному обычному товаропроизводителю доходят до 200 евро на 1 гектар. А органическому сельскохозяйственному товаропроизводителю — значительно больше.

У нас в целом по стране размер субсидии — 350 руб. Мы и этому рады, если честно. Плюс, к примеру, Минсельхоз Тульской области, да и сельхозотдел Алексинской администрации нам пытаются помочь, как только могут.

Недавно вот нас электрики хотели нас оштрафовать на 500 тыс. за то, что у нас счетчик на зернотоке месяц не крутился. Вмешался Минсельхоз, помог нам, в итоге заплатили 70 — чуть больше того, что потребили по факту.

 

В цепочке «производство — реализация» насколько длинные/короткие деньги?

 

Зависит от разных вводных. Например, мы отгружаем на днях 20 тонн биоржи для производителя хлеба в Краснодаре — по предоплате.

С сетями и дистрибьюторами это 15-45 дней отсрочка, плюс платят не всегда вовремя. Но на данном этапе для нас важнее объем продаж.

 

За что вы платите живыми деньгами?

 

Мы за много чего платим. Сейчас 10 тонн дизеля нужно покупать, это 300 тысяч. Куча запчастей, техника все время ломается. Плюс капитальные затраты — новое оборудование, своя машина для того, чтобы возить продукцию с поля. Сертификация на «органик» — около 100 тыс. в год, сертификаты на новые виды продукции, зарплата, у нас работают около 30 человек. Электричество, газ, вода — огромные деньги.

 

Вы пока убыточны?

 

Да, пока мы убыточны. Но в этом месяце есть шанс первый раз выйти в плюс.

 

Чем был продиктован выбор такого тяжелого для нашей страны дела?

 

Самое главное — это ощущение того, что ты делаешь что-то очень настоящее. А также полезное, перспективное, особенно для нашей страны, и безумно интересное.

 

А есть в планах «накормить всю страну»?

 

Нет, таких планов нет. Наши глобальные миссии: возвращение к традициям домашнего хлебопечения из непросеянной муки. Моя жена печет хлеб из нашей муки по воскресеньям, на неделю вперед, но не хватает обычно. То же самое делала когда-то моя прабабушка.

За неделю такой хлеб не черствеет, потому что он из непросеянной муки и без разрыхлителей. Моя жена печет бездрожжевой хлеб, на закваске. Каждый хлеб разный. У каждого поля даже свой вкус.

Нам хочется на своем опыте показать, что производство зерна без минеральных удобрений и ядохимикатов — это вполне возможно, со средними урожайностями.

 

А какова средняя урожайность в цифрах?

 

У нас по озимой пшенице и спельте в этом году с поля 24 и 28 центнеров с гектара — весьма хорошая для нас урожайность. Думаю, в среднем по стране пшеница — немногим более 10 центнеров. А вот рожь подвела, сейчас анализируем почему.

 

Радует вас бизнес часто?

 

Да. У нас высокий спрос на биосемена, а мы единственные, кто продает семена озимой спельты (полбы). Начали выпечку хлеба — первый хлеб из нашей муки продали на ярмарке, 100 хлебов из 100. Хлеб из дровяной печи. Подписываем договоры с несколькими достаточно крупными магазинами Москвы — «Органик-маркет», «Цветной Базар», «Алые Паруса» хотят видеть нашу продукцию, но не знаем, как возить пока: у них распределительного центра нет. «ЛавкаЛавка», «Народное Здоровье», «Джаганнат» и другие магазины здорового питания начинают больше заказывать.

 

Опишите один свой день.

 

В 7:55 приезжаю на зерноток. Там все плохо: механизатор пьяный вчера ударил комбайн, нужны запчасти, чтобы починить технику. У трактора сломалась коробка, у ворохоочистителя слетела цепь. Зерно нужно чистить, иначе загорится. Поле нужно убирать, иначе перезреет и конец урожаю. Все нормально, в общем.

В 9:00 приезжаю на мельницу. Там все красиво, помол на новом оборудовании, фасовщицы в халатах, красивые пакеты «Черный хлеб» и все такое. Начинается работа.

За обедом интервью «Снобу».

Дальше снова работа. В 5 вечера просыпается Москва — у нас в это время заканчивают работать отдел переработки и административный отдел, остаемся работать я и мой партнер. Начинаются заказы, предложения, переговоры.

Дальше поздний ужин, сигара. И забытье до 6:45.

 

Где вы живете?

 

В рабочие дни сейчас близ г. Алексина Тульской области. Мы с ребятами арендуем отличный деревянный дом. За аренду платим 55 тыс. на пять человек, нормально вполне. В выходные или дни переговоров/выставок я в Москве.

 

В свете текущих событий в стране вы ожидаете каких-то изменений для своего бизнеса? На вас это может сказаться в лучшую сторону?

 

Мука и крупы не входят в список запрещенной продукции, насколько я знаю. Я думаю, на нас это скажется в любом случае положительно в среднесрочной перспективе, по некоторым аспектам. Будет проще взять кредит, с сетями будет проще и интересней работать, как мне кажется, даже по нашей продукции.

Другое дело, что импортозамещение должно быть тщательно продумано. Для меня как для потребителя качественных продуктов питания, в том числе органических, это важно. /полную версию статьи читайте на www.snob.ru

Поделиться: