Выберите ваш город
Или укажите в поле
Главная Новости и события Новости компании К вопросу о ценообразовании на зерно в регионе Черного и Средиземного морей

К вопросу о ценообразовании на зерно в регионе Черного и Средиземного морей

1 Июля 2013
К вопросу о ценообразовании на зерно в регионе Черного и Средиземного морей

В преддверии Мирового Зернового форума «GlobalGrain Sochi», который состоится 26-28 июня в городе Сочи, Президент компании «АЛЕКСАНДРА» Александр Белозерцев рассказал Idk.ru о ценообразовании на зерно, а так же о действующих биржах нашей страны.

 

- Какие изменения произошли в торговле зерном за последний год? И всех нас, конечно же, волнует вопрос — когда в России появится современная зерновая биржа?

 

- За последние 15 лет зерновая отрасль крупнейших стран-экспортеров на территории бывшего СССР достигла существенного прогресса с точки зрения увеличения валовых сборов, увеличения доли товарного зерна, а также объемов его экспорта. Но успехи, достигнутые в Казахстане, России и Украине, не привели пока к соответствующим изменениям в процедуре ценообразования на рынке зерна. Другими словами, советская система ценообразования на зерно давным-давно разрушена, а новая система формирования цены на зерновую продукцию продолжает находиться в стадии своего перманентного развития и становления, что заметно снижает уровень ценовой прозрачности на рынке зерна в регионе, и эффективность функционирования зерновой отрасли в целом. Во многом это происходит из-за отсутствия современного биржевого рынка зерна на территории бывшего СССР. Если говорить шире — и на всей территории региона Черного и Средиземного морей, на зерновом рынке которого экспортеры из бывшего Союза занимают далеко не последние позиции, особенно, по пшенице. Почему это происходит? Последний раз на эту тему я беседовал с IDK.RU больше года назад. Берусь со всей ответственностью утверждать, что ничего осязаемого за прошедший год в этом вопросе не произошло. Очень много всякого рода пустых и непредметных разговоров на эту тему, а вот реальных инициатив, усилий, и действий, — особенно, со стороны известных биржевых площадок, — практически нет. За последний год я наблюдаю очередной всплеск интереса к этой теме в разных высоких кабинетах. Но дальше обсуждений дело пока не идет. Действующего проекта создания современного биржевого рынка зерна в регионе Черного и Средиземного морей пока нет.

 

- Но ведь сам рынок физического зерна в регионе существует.… Как же тогда формируется цена?

 

- Это хороший вопрос. Безусловно, что в отсутствие современной биржи процессы ценообразования не прекращаются, но они могут быть намного более эффективными, если появится постоянный индикатор, который будет высвечивать цену на тот или иной вид зерна. Сейчас существует многообразие так называемых «базисов поставки», — т.е. многообразие цен отгрузки на множестве элеваторов, железнодорожных станций, речных и морских терминалов. Сбор и обработка этого массива ценовой информации постоянно требует от участников рынка соответствующих усилий и времени. Было бы правильно это многообразие «базисов поставки» попытаться вытащить на один организованный биржевой рынок. Пусть эти цены («базисы») торгуются в одном месте, генерируя единый ценовый индикатор в соответствие со складывающимся на данный момент спросом и предложением, но торговля физическим зерном при этом будет оставаться в местах его производства, доработки, хранения, перевалки, транспортировки, и переработки. И пусть ценообразование в каждой конкретной географической точке основывается на ценовом индикаторе, получаемом с биржи одним нажатием на компьютерный клавиш, — собственно, так, как это происходит, например, на зерновых рынках Северной Америки (США и Канада), Австралии, Бразилии и ЕС.… В этом я и вижу основную задачу для отечественных биржевых площадок на сегодняшний день, — это создание в регионе современной высоколиквидной фабрики по производству ценовых индикаторов на зерно. Это 100% задача действующих бирж, а не правительства РФ или каких-либо других структур. Конечно, правительство должно поддерживать биржи в этой работе, но ни в коей-мере не подменять их, создавая время от времени малопродуктивные рабочие группы по этому вопросу. Это совсем непростая задача, требующая соответствующих управленческих решений на уровне биржи, концентрации коллективного труда специалистов и экспертов, а главное, — поддержки и доверия со стороны самих участников рынка зерна. Без активного взаимодействия и интеграции между многообразием участников зернового рынка, экспертным сообществом и персоналом биржи рассчитывать на успех в таком проекте будет очень трудно.…

 

- Расскажите про ценовой индикатор Новороссийска — как крупнейшего порта отгрузки российского зерна на экспорт.

 

- При разговорах о развитии биржевой торговли зерном в бывшем СССР часто на первое место ставятся экспортные потоки — все то зерно, которое поступает на экспорт. Но если, например, мы посмотрим на товарность зерновой отрасли в России (ситуация в Казахстане и Украине не очень сильно отличается), то она на сегодняшний день составляет примерно 55-60%, т.е. ежегодно на российском рынке торгуется примерно 45-55 млн. т физического зерна, из которых только около 35-40% — экспортируется. Таким образом, мы видим, что внутри страны перерабатывается и потребляется гораздо большая доля зерна, производимая зерновой отраслью, чем та, которая поступает из страны на экспорт. Почему же когда мы говорим о ценообразовании в отечественной зерновой отрасли, то на первое место часто выступает цена на экспортируемое из России зерно? С точки зрения экономической логики это не совсем правильно, но так сложилось за последние 10-15 лет. Многочисленные участники рынка пользуются тем ценовым индикатором, который есть, который наиболее доступен. Ценовой ориентир высвечивается по той цене, по какой грузится зерно в Новороссийске или портах Азова. Это цены экспортных контрактов, которые очень сильно коррелируются с биржевой ценой Чикаго (CME Group) и на которые в значительной степени влияет конъюнктура зернового рынка региона Черного и Средиземного морей. В тоже время на внутреннем рынке продолжают присутствовать значительные объемы товарного зерна, произведенного в Поволжье, Оренбургской области, Алтайском крае, и Западной Сибири. Движение этой товарной массы на российском рынке очень часто в значительной степени сдерживается действующими транспортными (железнодорожными) тарифами…

 

- А что же тогда можно сказать о ценообразовании на зерно внутри страны…?

 

- Процесс ценообразования на зерно на внутреннем рынке России (да и в Казахстане, и Украине) продолжает оставаться крайне хаотичным и не эффективным с большим креном в сторону интересов различного рода посредников, трейдеров и переработчиков, стремящихся выжимать максимально возможную маржу / прибыль из торговых операций. Поэтому нам всем широко известен тезис о том, что посредники и переработчики наживаются на производителях зерна, забирая значительную долю маржи / прибыли, образующуюся на внутреннем рынке зерновой продукции. Дефицит прозрачности в ценообразовании на внутреннем рынке зерна, и, в целом, низкая эффективность торговых операций (которая определяется не только конкретной ценой, но и качеством зерновой продукции, а также временем перемещения зерна из точки «А» в точку «Б») в значительной степени влияют и на показатели эффективности и конкурентоспособности зерновой отрасли в целом.

 

Между прочим, Чикагский биржевой рынок зерна (CME Group), по которому «сверяют» цены практически все международные зернотрейдеры, имеет ярко выраженную внутреннюю направленность. Это означает, что потребителями его ценовой информации являются, прежде всего, многообразные участники американского рынка зерна, включая и экспортеров. И факторы, которые влияют на биржевую цену, очень часто носят внутренний североамериканский характер. Да, Чикагский биржевой рынок имеет и международную окраску (составляющую), но это является лишь следствием того, что США продолжают оставаться крупнейшим в мире производителем зерна (кукуруза, пшеница, и т.д.) и его экспортером. Поэтому, я считаю, что ценообразование на внутреннем зерновом рынке и соответствующие ценовые риски при торговых операциях с зерновой продукцией внутри страны должны преобладать в фокусе внимания отечественных биржевых площадок при реализации проектов по развитию современной биржевой торговли зерном.

 

- Так зачем же России нужна так называемая «Причерноморская биржа»?

 

-Такая площадка нужна для всех участников регионального зернового рынка. И не только России, но и Казахстану, Украине, а также большой группе импортеров зерновой продукции в регионе. Любопытный факт — до последнего времени очень часто приходилось слышать о том, что основным импортером российского и украинского зерна является Египет, и позиции России, да и Украины на этом рынке являются незыблемыми. Берусь утверждать, что это далеко не так, а продажи в эту страну носят ярко выраженный конъюнктурный характер. За последние 2-3 года бывали периоды, когда Египет не покупал ни одной тонны российского зерна, когда гораздо дешевле этой стране обходилось зерно американское, канадское или австралийское. Более того, в текущем маркетинговом году, который заканчивается 30 июня, на первое место по закупкам российского зерна уверено вышла Турция. Поэтому интерес к такой единой биржевой площадке, к более эффективному и прозрачному ценообразованию в регионе присутствует со стороны практически всех участников этого регионального рынка зерна, — как экспортеров зерновой продукции, так и ее импортеров.

 

- А в чем конкретно интерес России в создании такой биржи?

 

Ответ простой. Прежде всего, нам необходимо реализовывать наши объективные преимущества. Россия — крупнейший производитель и экспортер зерна в регионе, а по пшенице является признанным лидером. То зерно, которое поступает с территории России, уже сейчас значительно влияет на цену в регионе. Почему же нам не усилить свое влияние на формирование цен на зерно в регионе? Кроме этого в России создана и успешно развивается крупнейшая в регионе биржа, — Московская биржа (МБ). Эта площадка обладает мощными интеллектуальными, материальными, и административными ресурсами. Было бы неправильно не воспользоваться ими для создания такого регионального биржевого рынка зерна. При этом я еще раз обращаю внимание на то, что такой проект должен быть 100% международным с лидирующей ролью одной из действующих российских бирж. Географический фактор, — где такая площадка будет находиться, — имеет в нынешних условиях, на мой взгляд, второстепенное значение. Она может быть зарегистрирована и в Ростове, и в Новороссийске, и в Москве, и в Киеве, и в Одессе. Ведь такой рынок, если его развивать, будет 100% электронным. Он может возникнуть и под крышей Московской биржи, это может быть и отдельный проект с привлечением к нему ведущих игроков регионального зернового рынка. Другой вопрос, что уже действующая биржа могла бы стать реальным лидером такого проекта. Тем более, что имеющаяся в наличии биржевая инфраструктура и подготовленный персонал позволили бы существенно сэкономить на реализации такого проекта.

 

- В чем Вы видите преимущества реализации такого проекта под «крышей» Московской биржи?

 

- Бирже, на мой взгляд, было бы интересно стать организатором такого проекта, прежде всего, с точки зрения создания еще одного высоколиквидного сегмента финансового рынка и генерирования дополнительной прибыли (cash-flow). Кроме этого, она могла бы претендовать и на технологическое лидерство в такого рода региональном проекте. Почему я упоминаю именно Московскую биржу? Эта биржевая структура уже прошла определенный путь в своем развитии, биржа обладает довольно развитой инфраструктурой и около биржевого сервиса, высококвалифицированным персоналом, под крышей биржи присутствует развитая система расчетов (клиринг). Эти преимущества, я считаю, необходимо максимально использовать в реализации такого рода проекта. Принципиальный вопрос, — каким образом при запуске срочных контрактов на зерно эта биржа будет организовывать процедуру поставки физического зерна по открытым позициям. И важно, чтобы зерновые цены, которые новая биржевая площадка будет «производить», были бы максимально репрезентативными.

 

Наконец, еще об одном не могу не сказать, — это продолжающаяся активная эксплуатация словосочетания «биржевые торги» применительно к проводящимся на Национальной товарной бирже (филиал МБ) зерновым интервенциям, которые практически ничего общего не имеют с настоящими биржевыми торгами. На самом деле, речь здесь идет о государственных зерновых закупках и интервенциях, при осуществлении которых используется особый механизм аукционной торговли. Считаю, что настало время исключить словосочетание «биржевая торговля» из повседневного лексикона МБ, правительства РФ и средств массовой информации применительно к этому особому механизму государственного регулирования цен на зерновом рынке с тем, чтобы не вводить в терминологическое и смысловое заблуждение широкие профессиональные массы и подрастающее поколение профессионалов.

 

- А какие еще действующие биржевые площадки Вы бы упомянули в качестве потенциальных организаторов такого проекта?

 

Ну, конечно же, Международная товарно-сырьевая биржа в С.-Петербурге, которая также обладает серьезными ресурсами. К сожалению, аппарат биржи последние годы концентрирует свое внимание преимущественно на развитии спотового рынка энергоносителей, но зерно у них также присутствует в планах, только как отдаленная перспектива…

 

- А фьючерсный контракт на черноморскую пшеницу Чикагской биржи стал востребованным?

 

- На сегодняшний день он не показывает высокой ликвидности. Ежедневные объемы его торговли стремятся к нулю. Но текущие трудности этого контракта — не стратегические, они носят больше технический и маркетинговый характер, их можно поправить. Чикагская биржа, на мой взгляд, столкнулась с проблемой отдельных пунктов спецификации контракта. Однако, специалисты биржи продолжают активно работать с участниками регионального рынка зерна, учитывая их замечания и пожелания для исправления ситуации. Ими движет глубинное понимание того, что такой инструмент потенциально востребован на региональном рынке зерна. Каждый участник рынка, если с ним отдельно поговорить, скажет, что необходим региональный ценовой индикатор, а также ликвидный биржевой инструмент для хеджирования ценовых рисков на региональном зерновом рынке. Кстати, другая биржа, которую я упомянул, — ICE / NYSE / Euronext не стала создавать новый контракт на черноморскую пшеницу. Она сконцентрировала свои усилия на маркетинговой деятельности с уже действующим контрактом на пшеницу, который имеет привязку к средиземноморскому рынку пшеницы. Эти усилия, как мы видим, за довольно короткий промежуток времени принесли столь желаемые результаты, — рост объемов торговли данным контрактом и соответствующее увеличение прибыли биржи …

Поделиться: