Выберите ваш город
Или укажите в поле
Главная Новости и события Новости компании Как и почему «горючий» вопрос портит фермеров

Как и почему «горючий» вопрос портит фермеров

10 Июня 2011
Как и почему «горючий» вопрос портит фермеров

На одном из правительственных заседаний в начале мая российский премьер-министр поинтересовался, как обстоят дела с обеспечением крестьян льготным горючим. 

В ответ он получил бодрый рапорт о том, что все идет согласно намеченным планам; обеспеченность посевной субсидированным горючим – фактически стопроцентная. Неделю спустя настойчивый Председатель Правительства повторил тот же вопрос и добавил: есть сигналы, что «до многих производителей все же льготное горючее не доходит», поэтому необходимо производить мониторинг по этой проблеме непосредственно на местах.

 

Наверное, государственные чиновники выполнили или выполняют поручение главы кабинета министров. А вот система фермерского самоуправления, так же, как и Путин, озабоченная вопросом снабжения ГСМ своих участников, такой мониторинг ведет на регулярной основе. И вот что выяснилось по итогам наблюдений в 43 регионах России. В ряде регионов обеспеченность субсидированными ГСМ составляет не более 20%.

Причин много. Вот лишь несколько из них.

Во-первых, и самое главное, - у крестьян сегодня просто нет денег. Совсем. Сегодня даже крепкие середняки, возделывающие по полторы – две тысячи гектаров, вынуждены одалживаться у частных ростовщиков под восемь – десять процентов годовых, поскольку вследствие закредитованности дорога в банки им практически всем заказана.

А с субсидированной соляркой сложилась типично российская ситуация. В самом начале льготных поставок разница в цене между горючим на рынке и субсидированным была не очень велика, а процедура бюрократических подготовок к получению дотированной государством солярки была организована так сложно, что многие фермеры, не желая тратить драгоценного в посевную времени, отоваривались обычным путем. При этом недостаток денежных средств не позволял делать запасы ГСМ загодя. Крестьяне полагали, что тратиться на горючее можно будет, когда придет срок посева. Весна затянулась, в поля долго не выходили, вот и использовали даже меньше предусмотренных квот.

Но ведь российская бюрократическая машина так устроена, что практически всегда и везде действует, что говорят, «от достигнутого». А это означает, что если ты лимит свой (неважно чего, - денег, субсидий, льготной солярки) не выбрал, на следующий месяц тебе его срежут до того уровня, который реально достигнут.

То есть, – не обратились фермеры в феврале за льготными ГСМ, - в марте на них квоты уже не предусмотрено. И вроде, никто в этом не виноват, утверждают региональные чинодралы, - такие, мол, у нас в стране законы и порядки. А устанавливают их в Москве, вот туда-то с претензиями и обращайтесь.

Чиновников сегодня понять можно. В стране разворачивается некое антикоррупционное настроение, многажды увеличиваются штрафы за различные финансовые прегрешения, а контролирующие органы проверяют соответствие действий властей не духу, а только букве закона. Вот и получается, что техническими бюрократическими способами выхолащивается самое главное - содержание правительственного решения об обеспечении крестьян государственной помощью. Словом, «хотели, как лучше», а получилось то, что получилось.

Во времена исторического материализма весьма популярной была запущенная в разных СМИ игра «Если бы директором был я». Так вот, фермеры полагают, что если бы они были директорами, они бы лимиты на льготное топливо выделяли не помесячно, а покампанейно. То есть, вот тебе, крестьянин, на твои 500 гектаров лимит на весенний сев, а вот – на осенние работы. И выбирай ты эти лимиты тогда, когда удобно тебе, - получил ли кредит, продал ли зерно, есть ли у тебя в хозяйстве возможности для хранения ГСМ.

 

И, конечно, при таком подходе можно было бы предусмотреть, что далеко не всем хозяйствам надо по 25 – 30 тонн солярки или бензина. Мало кто из чиновников помнит, что мелких бензовозов в стране практически нет. Везти 600 килограммов в трехтонном агрегате запрещено, поскольку недогруженный бензовоз от колебания жидкости в цистерне может перевернуться. Объединять выдачу ГСМ сложившим свои квоты вместе трем – четырем хозяевам тоже запрещено, - вдруг кто-то поля не обрабатывает, а, продав причитающийся ему лимит, действующему фермеру, «срубит» на такой спекуляции пять – шесть тысяч рублей.

А почему, например, не сделать так, как в Германии. Льготная солярка химическим способом метится и разливается на обычных заправочных станциях со специальных «зеленых» колонок. Так что немецкому фермеру нет нужды устраивать у себя в хозяйстве склад ГСМ, отравляя окружающую деревенскую среду и вгоняя себя в лишние затраты.

Правда, в последнее время кое-кто из наших переселенцев ухитряется заправлять «зеленым» топливом личные авто, а не тракторы и комбайны. Но, во-первых, в большинстве своем крестьяне, - что российские, что немецкие, - люди очень добропорядочные. А, во-вторых, нецелевое использование – это есть преступление. И на то и существуют специальные службы, чтобы с такого рода злоупотреблениями бороться…

Впрочем, довольно трудно себе представить, что сегодняшние фермеры в России смогут хоть до какого-то публичного, не то, чтобы директорского места добраться. Высшие руководители страны с трудом заставляют начальников рангом пониже прислушиваться к их голосу. Так что до нормального гражданского общества нам еще далеко.

Поделиться: