Химия на полях - благо или вред

Химия на полях - благо или вред

29 Января 2013
Химия на полях - благо или вред

Не превратиться в «голодающее Поволжье» нам поможет химия?

 

Актуальность проблемы применения удобрений, ядохимикатов на полях отнюдь не временного характера. Ведь многие продукты, которые мы ежедневно употребляем, изготовлены из сырья, полученного в ушедшем полеводческом сезоне. Ни для кого не секрет, что в наши дни сельским труженикам, выращивая урожай, невозможно обойтись на своих полях без химических удобрений. То саранча, колорадский жук одолевают, то наваливается засуха... Но, самое главное, с каждым годом почвы все сильнее истощаются, теряя свое драгоценное плодородие. Поэтому обсуждение за "круглым столом" этой темы, в котором приняли участие эксперты в этой области, а также руководители сельхозпредприятий, было познавательным и продуктивным, отмечает газета «Крестьянская жизнь». И восполнять его, как бы это подозрительно не звучало, призваны именно химические удобрения.

 

Национальное достояние

 

– Уже давно мы в своей практике не употребляем понятие ядохимикаты, которым мы называли все, что применялось раньше: ДДТ (дуст), гексахлоран и другие высокотоксичные препараты. Сейчас есть понятие – пестициды, под которыми мы подразумеваем химические средства защиты растений, – пояснила руководитель ФГБУ «Россельхозцентр» по Волгоградской области Раиса Липчанская. – Список тех из них, которые применяются в нашей области, состоит из 18 групп и 480 наименований препаратов. Они отвечают всем нормам, рекомендованным каталогом пестицидов и агрохимикатов, и считаются не опасными.

 

Еще 5 лет назад в нашей области защитные работы с использованием химии не охватывали и миллиона гектаров земли, а в 2004 году речь вообще шла лишь о полумиллионе гектаров. За последние три года здесь произошел рывок: объемы защитных работ удалось увеличить до 2 миллионов 200 тысяч гектаров. Однако, как отметила Раиса Анатольевна, таким образом только сдерживается натиск болезней и вредителей, но не побеждаются все те проблемы, которые существуют на полях сельхозтоваропроизводителей нашей области.

 

– В первую очередь, нужно бороться со снижением гумуса и содержания подвижных форм элементов в почве, – уверен доктор сельскохозяйственных наук, профессор ВолГАУ Валентин Филин. – К сожалению, начиная с 90-го года прошлого столетия, мы имеем тенденцию к понижению плодородия почвы, причем, это касается всех регионов России. А ведь плодородие почв – это данное нам национальное достояние. Однако не все к этому относятся серьезно, никто не допускает и мысли, что в один прекрасный день все это может закончиться. В советские времена в нашей стране был определен перечень стратегически важных ресурсов, где особо подчеркивалось: кто владеет продовольствием, тот владеет миром.

 

От классики к модерну

 

– Я помню, как в свое время у нас внедряли классическую систему сухого земледелия. Тракторный завод выпускал одинаковые сеялки и комбайны, их покупали и использовали повсеместно, – говорит Раиса Липчанская. – Сейчас существует огромное количество усовершенствованной техники, разрешенных пестицидов, обладающих и квазисистемным, и трансламинарным, и многими другими свойствами. Но несмотря на все это изобилие, нам необходимо отработать четкую схему того, как и с какими новшествами нужно хозяйствовать в нынешних условиях, тогда оценить ситуацию и возможные риски будет гораздо легче.

 

И такие работы уже ведутся в Волгоградском аграрном университете. Как подчеркнул Валентин Филин, учеными вуза разработаны нормативы экологически безопасного применения химических удобрений по зонам и севооборотам региона, причем под климатически обеспеченные урожаи. Но не стоит забывать и об органике, поскольку самая лучшая система удобрений в агрохимии – органоминеральная. И наша климатическая зона в этом отношении не является исключением.

 

Не забываем про органику

 

Однако как в советские времена, так и сейчас волгоградские аграрии не спешат вносить органику на свои поля. И зря, считает глава КФХ из Михайловского района Алексей Ишкин, хозяйство которого с 2013 года полностью переходит на систему нулевой обработки почвы, также известную как No-Till . Это современная система земледелия, при которой грунт не пашется, а поверхность почвы укрывается пластом специально измельченных остатков растений. Таким образом, верхний пласт грунта не повреждается, благодаря чему предотвращается водная и ветровая эрозия почвы.

 

– В этом году мы ни одного гектара не обрабатывали, убрали урожай, разбросали солому – и все. Это позволило посеять 1400 гектаров кулис и 750 гектаров сидератов, чего раньше мы не могли сделать, поскольку при обработке земли высушивался ее верхний слой, – пояснил Алексей Викторович. – Так, в среднем, у нас получилось по 20 тонн органики на гектар. Это существенным образом повлияет на воспроизводство плодородия почвы. Ведь сейчас перед нами стоит именно такая задача – иметь не самый большой, как раньше, а стабильный урожай при сохранении плодородия почв. Причем, использовать больше химии, чем при классической системе земледелия здесь не требуется.

 

Нулевые следы

 

Однако относительно наших сельхозпроизводителей, логичнее было бы говорить не о превышении допустимых норм использования химии, а скорее наоборот. Как рассказала начальник отдела надзора по гигиене питания Управления Роспотребнадзора по Волгоградской области Валентина Кирьякулова, за последние 10 лет в ходе исследований региональной сельхозпродукции сложилась тенденция, так называемых, «нулевых» результатов.

 

– Мы проверяем все, что находится на прилавках наших магазинов по ряду показателей. На пестициды, нитраты, нитрит натрия, соли тяжелых металлов и афлатоксины и многое другое. Все это заложено в специальные нормы СанПиНов, которые постоянно совершенствуются. У местных производителей мы находим только нитраты. И то лишь в ранних овощах, фруктах и арбузах. У нас очень высокотехнологичное оборудование, позволяющее улавливать даже следы тех препаратов, которые должны там содержаться в пределах нормы, – прокомментировала Валентина Васильевна. – Как правило, только следы мы и находим. Ведь из-за дороговизны химических удобрений наши фермеры их не используют.

 

Напрасные опасения?

 

– Остаточные явления в продуктах бывают только от избыточного применения химии или запрещенных препаратов. Если вносить удобрения в пределах допустимых норм, продукция будет абсолютно «здоровой». Но для того, чтобы в хозяйствах систематически могли полноценно использовать удобрения, необходима поддержка государства, хотя бы в виде компенсации 50% от затрат на их приобретение. Однако следующий год в этом отношении, скорее всего, предстоит не радужный, – опасается Алексей Ишкин. – Согласно положений новой принятой госпрограммы на 2013-2020 годы отменяются субсидии на льготное дизельное топливо, короткую процентную ставку (которая используется на цели растениеводства) и минеральные удобрения. Вместо этих трех мер господдержки вводится одна – погектарная.

 

По подсчетам фермера, раньше, вместе с тремя отмененными видами поддержки, на гектар он получал компенсацию в размере 500-600 рублей, по новой же госпрограмме аграриям обещают лишь около 200 рублей.

 

Точку зрения михайловского коллеги разделяет и глава КФХ из Среднеахтубинского района Елена Тупикова:

 

– Нам бы следовало поучиться подходу иностранцев к этому вопросу: за границей государственные дотации на минеральные удобрения составляют 40 процентов от затрат. Это особенно актуально в свете вступления России в ВТО.

 

Однако необходимо отметить, что фермерам все же не стоит так бояться изменений в госпрограмме, поскольку средняя ставка в размере 207 рублей на гектар будет корректироваться конкретно для каждого субъекта Федерации. Как прокомментировала «Крестьянке» начальник отдела господдержки АПК министерства сельского хозяйства области Марина Морозова, уже определены критерии формирования этой ставки: выход зерновых единиц, биоклиматический и почвенный потенциал.

 

В сырьевом виде

 

– Но самое главное, в решении этого вопроса, – уверен Валентин Филин, – мотивированная государственная политика, которая согласовывалась бы с сельхозтоваропроизводителем. Россия сейчас в состоянии обеспечить себя минеральными удобрениями по научно обоснованным нормам, чтобы регулировать круговорот элементов питания в земледелии. Мы производим порядка 16-17 миллионов тонн минеральных удобрений. А для того, чтобы работать по науке и предотвращать деградацию плодородия почв в нашей стране, требуется 10-12 миллионов. То есть, мы имеем «продукт» для себя и на продажу. В действительности же картина вырисовывается другая: 90 процентов мы продаем зарубежью, причем, по очень приемлемым для этих стран ценам. А у нас остается лишь 10 процентов – 1,6-1,8 миллионов тонн. В перспективе Минсельхоз России ставит задачу к 2020 году выйти на 2-3 миллиона, но все остальное так же будет идти за границу. В итоге, хоть это и технический продукт, у нас он выполняет сырьевую функцию, как нефть, газ и прочее. То есть, получается, что мы сегодня поддерживаем зарубежного сельхозпроизводителя.

 

– Вот и выходит, что добросовестной конкурентоспособности пока нет, – подчеркнул Алексей Ишкин. – Мы вносим в пашню в десятки раз меньше удобрений, чем фермеры зарубежных стран. И если они получают 5-6, а то и 10 тонн зерна с гектара, мы же максимум – 3 тонны.

 

Китайское «волшебство»

 

– И что в итоге получается? А то, что в 2012 году 70 процентов огурца в наших магазинах было китайского, – продолжила Елена Тупикова. – А местные овощи приходилось вывозить на свалку, потому что цены на импортную продукцию опускались и до 1,5 рубля за килограмм! То есть даже себестоимость наших высококачественных овощей – выше.

 

Но, как отметила овощевод, самое тревожное – то, что китайцы (а это на сегодняшний день самые большие потребители удобрений) зачастую используют такие препараты, что ни один анализ не может определить их состава. Да еще на наших полях ставят эксперименты по выращиванию овощей при помощи «волшебных» жидкостей. Причем с каждым годом таких гостей из Китая становится все больше.

 

– Ко мне лично приезжали, с позволения сказать, аграрии родом из Поднебесья и предлагали купить бутылочку с «волшебной» смесью для тепличных томатов, – рассказывает Елена Тупикова. – Говорят, 20 капель на литр разведешь, на помидор капнешь – будет крупный красный, 28 капель – будет с носиком, 32 – помидор-сливка. То есть, они используют такие препараты, которые могут негативно сказаться на здоровье наших сограждан. В виде бесплодия, больных детей.

 

Наша марка

 

– Еще одна из ключевых проблем, которая особенно остро стоит перед нами в связи со вступлением в ВТО, касается как раз этой проблемы. Ведь проверять мы можем только прописанные в российских СанПиНах препараты. На китайские «волшебные» субстанции, о которых было сказано, у нас не прописаны ни нормы, ни методики, ни механизмы, – подчеркнула Валентина Кирьякулова. – Поэтому сегодня российский институт пестицидов и ядохимикатов совместно с академией медицинских наук занимается разработкой девяти групп новых пестицидов, которые на территории РФ никогда не применялись, но активно используются за рубежом. Как сообщил на недавно прошедшем совещании «пищевиков» в федеральной службе профессор института пестицидов Валерий Ракитский, до конца года здесь планируют изучить эти препараты и разработать соответствующие нормы.

 

– Я надеюсь, что в скором времени возможности применения новейших экологически безопасных препаратов нашими фермерами возрастут. Однако им не стоит забывать и об ответственности за произведенную продукцию, недаром же многими странами мира она признается, как экологически чистая, – отметил доктор технических наук, заслуженный эколог РФ Владимир Лобойко. – Мы и дальше должны держать эту марку. В этой связи хотелось бы отметить и плюсы, которые нам дало вступление в ВТО. После этого события в ВолГАУ активизировалась международная связь. Сегодня с университетом сотрудничают более 30 государств мира. И иностранные коллеги очень заинтересованы в создании международного аграрного университетского комплекса, в котором наш аграрный вуз будет играть одну из ведущих ролей. Возможность такого партнерства позволит еще лучше изучить неизвестные препараты, и те из них, которые на самом деле являются экологически безопасными, применять адаптировано к нашей климатической зоне.

 

Интересный вариант решения проблемы озвучил Валентин Филин, который предложил создать инвестиционный проект по применению удобрений и средств защиты с привлечением производителей. В таком случае можно было бы работать по нашим регламентам и изучать действие разрешенных препаратов.

 

– В интересах региона использовать и потенциал местных месторождений. Например, калийных солей или фосфоритов. Сюда тоже можно было бы привлечь инвесторов, специализирующихся на производстве удобрений, – заключил Валентин Филин.

 

Только цифры

 

На 35 миллиардов рублей мы закупаем продовольствия за рубежом, и эта цифра постоянно растет.

 

На экспорт отдаем 10 миллиардов, причем, сырья (зерно, масло, семена). Мы имеем 20 процентов мирового плодородия земли и потенциально можем прокормить 1,5 миллиарда человек.

Поделиться: