Насколько эффективна программа «Социальное развитие села до 2013 года»?

Насколько эффективна программа «Социальное развитие села до 2013 года»?

21 Января 2014
Насколько эффективна программа «Социальное развитие села до 2013 года»?

Владимир Путин подвел итоги сельскохозяйственного года. «Надо отметить, что труженики села серьезно помогли в целом экономике, – сказал президент, – потому что, как вы знаете, в прошлом году был минус, а в этом году — плюс 6,8%». На фоне нулевого роста промпроизводства эти цифры и впрямь выглядят внушительно. Более подробно об итогах 2013 сельскохозяйственного года поведал на своей пресс-конференции по предварительным итогам министр сельского хозяйства РФ Николай Федоров, который чаще всего произносил слово «рекорд».

Нынешние успехи аграриев Федоров связывает с реализацией федеральной целевой программы «Социальное развитие села до 2013 года», которую Министерство экономического развития России признало высокоэффективной, передает «Свободная пресса». Но так ли это на самом деле?

«Те 6.8 % роста, о котором Путин говорил, на мой взгляд, завышенная цифра, — убежден президент донского отделения АККОР (Ассоциация крестьянских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России – авт.) Александр Родин, — Это отчеты руководителей регионов, которые писались к посланию президента. Говорить достоверно о тех или иных цифрах можно позже, когда аграрии отчитаются в органах статистики. Я стопроцентно уверен, что они будут несколько другие».

 

Иначе говоря, год не такой успешный, как поспешили заявить начальники разного уровня?

 

- В целом год нельзя назвать удачным. Во многих регионах России были погодные сложности. В частности, в Ростовской области пострадавших от засухи хозяйств было гораздо больше, чем в предыдущем году. Кроме того, сев затянулся, и многие фермеры не смогли убрать урожаи поздних культур – подсолнуха, кукурузы, просо, льна. При этом не все пострадавшие сельскохозяйственные производители получили компенсации, так как выплаты идут только для тех аграриев, в чьих районах был объявлен режим чрезвычайной ситуации. Между тем летние дожди носили локальный характер, что не позволило считать область пострадавшей от засухи. Хотя реально пострадало множество фермерских хозяйств, но для них даже не предусмотрена пролонгация кредитов. Проблема в том, что во многих районах нет даже метеостанций, данные которых помогли бы признать эти районы зоной ЧС. Доказать факт засухи, замерзания посевов, градобитие и тому подобное для них потом практически невозможно. Без заключения метеорологов Минсельхоз даже не рассматривает эту проблему. В этом случае крестьянин остается один на один со своими бедами.

 

Говорят, что сильно ударила по крестьянам ценовая политика на местах.

 

- К сожалению, закупочные цены были не такие высокими, которые обычно бывает в неурожайный год. Такую ценовую политику навязывают на местах, мотивируя тем, что из-за вступления России в ВТО переработчики будут не в состоянии конкурировать с продукцией, поступающей по линии импорта. Наиболее остро это проявилось по закупочным ценам на подсолнух, хотя цены на подсолнечное масло на внутреннем рынке после вступления России в ВТО не упали, как прогнозировалось. Иными слова, фермерам выкручивали руки, заставляя продавать продукцию по удобной переработчикам и сетевикам цене. Усугубляется это тем, что переработчики у нас монополисты, поэтому можно предположить наличие ценового сговора.

 

Правда, ли земли скупают толстосумы для последующих спекуляций?

 

- Да, это правда, вложения в плодородные земли считаются самыми надежными инвестициями. В стране между двумя переписями (2002 и 2010 годы) сельское население уменьшилось более чем на один миллион человек, это примерно, столько, сколько живет в Чувашии. Крестьянин уходит из села.

С такой точкой зрения согласен и заместитель председателя комитета Госдумы по аграрным вопросам из фракции «Справедливой России» Сергей Доронин.

«Чтобы понять, чем живёт село, нужно просто спросить людей, которые там работают, – Говорит Доронин. — Уверяю вас: их точка зрения здорово отличается от мнения кабинета министров. Просто она, порой, тяжело переводится в печатную форму».

 

Однако правительство утверждает, что рост сельского хозяйства в РФ в 2013 году составит 6,8%.

 

- В докладах правительства бравурные нотки звучат регулярно. Увы: жизнь куда сложнее отчётов. И тяжелее. Я не знаю, как высчитывается указанный рост. Но это и не столь важно. В конце концов, в сельском хозяйстве год на год не приходится. Если в одном году была плохая погода и недород, а в следующем погода улучшилась – рост будет вне зависимости от усилий правительства. Так что не в этом главный критерий.

 

Известно, что деньги, направляемые из бюджета на многие нужды, нередко просто исчезают в пути. А как с финансированием села? Доходят ли до крестьян субсидии?

 

- Эта одна из острейших проблем села. Типичный пример – история с выделением дополнительных средств, предназначенных для поддержки птицеводов и производителей свинины. Государственная Дума приняла соответствующее решение ещё весной. И уже тогда они были необходимы срочно: чтобы компенсировать хозяйствам рост цен на корма, а главное – резкое изменение условий в связи с присоединением к ВТО. А осенью вдруг выяснилось: деньги, выделенные законом (!) о бюджете, «зависли» по решению Министерства финансов. Оно сочло, что именно эти ассигнования нужно направить на поддержку пострадавших от наводнения регионов Дальнего Востока. Слов нет: их тоже необходимо поддержать. Но почему для этого у села нужно последнее забирать? Ведь резервы у правительства колоссальные. Да и вообще: зачем тогда нужен закон, если его можно запросто игнорировать? Но дело обстоит именно так.

 

Из-за особенностей российской банковской системы долговая нагрузка на аграрный сектор все время растет. Какие-то просветы здесь видны?

 

- К сожалению, ситуация развивается именно так, как мы прогнозировали, т.е. по худшему варианту. Долговая нагрузка для крестьян абсолютно неподъёмна. Всего за год объём просроченных кредитов в отрасли вырос более чем в 7 раз. По экспертным оценкам, не менее 50% крупных предприятий АПК испытывают ощутимые финансовые проблемы. Хуже того: начинается реальный процесс их закрытия.

 

Правительство утверждает, что бюджет нерезиновый, мол, пора экономить. Как это отразится на финансировании села в 2014 году?

 

- Самым негативным образом. Это не секретные цифры: они прямо записаны в пояснительной записке Минфина к бюджету-2014. Если в нынешнем году ассигнования на Государственную программу развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия составляли почти 200 млрд. рублей, то в следующем – менее 168 млрд. Крестьяне, таким образом, опять оказываются одной из наиболее пострадавших категорий. Экономя на поддержке собственного села, государство теряет на порядок больше, т.к. страна вынуждена приобретать импортное продовольствие. А потребителям приходится покупать вместо свежих продуктов «заморозку», да ещё и по высоким ценам.

 

Крестьяне утверждают, что с такими тарифами естественных монополий как у нас любой, даже самый трудолюбивый фермер, рано или поздно «пойдет по миру».

 

- Диспаритет цен в этой сфере действительно крайне негативно сказывается на сельхозпроизводстве. С 2006 года, цены на пшеницу и ячмень выросли примерно на четверть. На свинину – примерно на 40%. На молоко – вдвое. Я попросил одно из предприятий Кировской области представить данные по услугам монополистов. Электроэнергия подорожала за тот же период в 2,5 раза. Газ – в 3 раза. Холодная вода – почти в 8 раз. И так далее.

 

Какие рецепты изобретает правительство, что помочь крестьянам?

 

- По сути, правительство планирует лишь продолжать нынешнюю политику. Нельзя не признать: в определённый период – в середине прошлого десятилетия, ещё до кризиса – она давала определённые результаты.

Но теперь положение изменилось. Значит, и рецепты тоже нужно менять. Нельзя, простите за выражение, бессонницу и понос одними средствами лечить.

Нужны принципиально новые подходы к поддержке села. Например, что касается неподъёмной долговой нагрузки. Я считаю, что здесь требуются экстренные меры. Один из возможных вариантов – передача таких активов от банков в специальный государственный Фонд. Который, в свою очередь, снизит ставку по ним до 2-3%. А бюджетные деньги, которые сейчас идут на субсидирование кредитов, должны поступать в Фонд, обеспечивая его деятельность.

Конечно, Фонд, в отличие от банков, не будет зарабатывать сверхприбыли, получая столь невысокий процент. Но и задачи нажиться на крестьянах, забрав у села последнее, у государства не должно быть. Зато предприятия АПК будут сохранены. Да и сам выкуп активов у банков – в тех случаях, когда они являются проблемными – может проходить с существенным дисконтом.

А в целом – необходимо увеличивать объёмы господдержки села. Недопустимо присоединяться к ВТО, убирая внешнеторговую защиту, и одновременно снижать субсидии. Ведь европейские фермеры получают поддержку несравнимо выше, чем российские крестьяне. А конкурировать на равных, т.е. в одинаковых условиях и с одинаковыми субсидиями, отечественные хозяйства, я уверен, готовы.

Поделиться: