Выберите ваш город
Или укажите в поле
10 Июня 2011
Не липа ли?

На российском рынке минеральных удобрений все чаще появляется контрафактная и фальсифицированная продукция. Выявить нарушения авторских прав предприятия на производимый им товар весьма непросто. К тому же бороться с выпуском поддельных минеральных удобрений компаниям приходится самостоятельно: задачу по отслеживанию появления контрафакта государство перед собой пока что не поставило.

 

Эксперты уверены, что проблема контрафакта или фальсификата может коснуться любого предприятия, поэтому производители должны предпринять все возможные меры, чтобы обезопасить свое производство от посягательств со стороны мошенников. Однако в случае обнаружения подделки посадить горе-бизнесменов за решетку будет сложно. Ведь, чтобы доказать правоту одной из сторон, необходимо провести массу экспертиз и анализов. Поэтому за подобные судебные дела правоохранители берутся без особой охоты.

 

Лжедистрибьюторы

Один из последних случаев по выявлению производителей контрафакта и фальсификата минеральных удобрений был зафиксирован в апреле 2010 года сотрудниками компании «Волски Биохим» (Нижний Новгород, производство минеральных удобрений). До руководства предприятия дошла информация о том, что в ряде регионов России появились ее псевдопредставители.

«Выяснилось, что предложения от них поступали аграриям в Саратове, Татарстане и Удмуртии. Примечательно, что мы работаем в этих же регионах! Получается, что мошенники используют не только наши продукты и разработки, но еще и нашу клиентскую базу. Можно сказать, они наступают нам на пятки и пытаются предложить аграриям контрафакт и фальсификат, представляясь нашими представителями», – негодует генеральный директор «Волски Биохим» Роман Куликов.

Стратегию продаж работники «липовой» фирмы выбирали в зависимости от того, как поведут себя потенциальные покупатели. Сначала мошенники предлагали аграриям минеральные удобрения, якобы выпущенные под маркой «Волски Биохим». В случае, если покупатели сомневались и начинали задавать уточняющие вопросы, жулики предлагали купить аналог этой брендовой продукции, как будто бы выпущенный самими продавцами-мошенниками, но на 15-20% дешевле. Это классическая схема продажи контрафакта и фальсификата, поясняет Куликов.

«На российском рынке довольно большая географическая разобщенность – многие наши действующие и потенциальные клиенты находятся далеко от нас. Поэтому зачастую мы не можем контролировать ситуацию в удаленных регионах. И информация о распространении пиратской продукции может доходить до нас очень долго: от нескольких недель до месяцев», – сожалеет генеральный директор.

Другой возможной причиной, по которой его фирма стала жертвой мошенников, руководитель «Волски Биохим» называет открытость и доступность информации о составе продукции, производимой предприятием. Его можно прочитать как на этикетках, так и на сайте компании. Также не исключено, что секретные компоненты рецептуры мошенникам предоставили бывшие сотрудники предприятия, на которых удалось выйти злоумышленникам, предполагает Куликов.

Кстати, руководитель «Волски Биохим» уверен, что даже в случае использования оригинальных компонентов контрафактная продукция ни при каких условиях не может быть лучше брендовой. «Существуют определения, что такое оригинальный продукт, официальный дженерик и контрафакт. Так вот, оригинальный продукт разработан, запатентован и постоянно дорабатывается производителем (поэтому он дороже). Дженерик – официальная копия продукта, которая изготавливается по одной и той же технологии с оригиналом. А контрафакт – это продукт, для производства которого компоненты украдены, а технология изготовления неумело скопирована. Ведь мошенники зачастую экономят как на сырье, так и на технологиях», – рассуждает Куликов.

А вот начальник управления фитосанитарного контроля, безопасности и качества зерна Россельхознадзора Владимир Попович считает иначе. Он уверен, что в недалеком прошлом контрафакт порой мог быть даже лучше оригинальной продукции. Не говоря уже о том, что стоил такой товар дешевле. Достигалось это благодаря экономии средств за счет ворованного сырья и электроэнергии. Теперь же условия для мошенников стали менее благоприятными, и они пошли дальше, стараясь выпускать преимущественно поддельные удобрения, производимые под известными торговыми марками.

«Основу таких подделок зачастую составляют настоящие удобрения, закупленные у производителя. Далее схема простая: упаковка вскрывается, и ее содержимое в лучшем случае перемешивают с мелом или золой, а в худшем – с порошком, содержащим тяжелые металлы. После этого все снова фасуется в мешки и выставляется на продажу», – говорит Попович.

Подобный случай был недавно выявлен в Кингисеппском районе Ленинградской области сотрудниками минерально-химической компании «ЕвроХим» (Москва, производство минеральных удобрений). Проведя собственное расследование и выяснив, что мошенники пытались незаконно использовать товарный знак, специалисты этой компании незамедлительно передали всю собранную информацию в правоохранительные органы.

По словам начальника управления общественных связей и коммуникаций «ЕвроХима» Владимира Торина, в результате оперативно-следственных мероприятий на территории складского помещения бывшего предприятия «Падога» было изъято 290 бумажных мешков с товарным знаком компании «ЕвроХим». На них стояла маркировка «Фосфат Дефторированный марки Р» предприятия ПГ «Фосфорит», однако при этом содержимое мешков не имело ничего общего с подлинным составом продукции, выпускаемой под известной маркой. В общей сложности было расфасовано более 14,5 т фальсифицированного удобрения. Материальный ущерб от реализации только одной этой партии товара составил более 200 тыс. руб., подсчитывает Торин.

«Производство фальсифицированной продукции осуществляли работники фирмы «ЕвроФос Групп». Они вскрывали мешки с дефторированным фосфатом, произведенным на нашем предприятии, и смешивали их содержимое с порошком серого цвета в соотношении один к трем. Лабораторное исследование установило, что это вещество соответствует составу известняка неизвестного происхождения. Полученный в «новых условиях» так называемый «разбавленный продукт» фасовался в мешки с поддельной маркировкой и реализовывался в Ленинградской области», – рассказывает Торин.

Теперь следствию предстоит установить, кто из потребителей пострадал от махинаций дельцов и сколько всего было реализовано поддельного товара.

 

Минеральная кухня

Руководитель отдела логистики компании «Еврохимсервис» (Великий Новгород; минеральные удобрения, средства защиты растений) Денис Логинов уверен, что мошенники чаще подделывают продукты, для изготовления которых не нужно налаживать масштабное производство.

«Речь идет о минеральных удобрениях, средствах защиты растений, стимуляторах роста, некорневых подкормках, микроудобрениях для обработки посевного материала и т.д. Например, ту же селитру в подвале не подделаешь: 50% при ее получении – работа с газом. Такое производство в «подвальных» условиях не развернешь. Поэтому чаще на рынке можно встретить подделки продуктов, производство которых возможно на достаточно компактных площадях», – рассуждает Логинов.

 

Куликов добавляет, что в первую очередь в поле зрения мошенников попадают лишь хорошо разрекламированные компании. Подделывают, по его словам, преимущественно те продукты, которые максимально раскручены.

По подсчетам Поповича, рентабельность при производстве минеральных удобрений, даже нефальсифицированных и неконтрафактных, варьируется от 150 до 500%. Каких размеров прибыли удается достичь мошенникам за счет манипуляций с составом неорганических соединений, экспертам остается только догадываться.

Как заметил директор ВНИИ агрохимии им. Д.А. Прянишникова Виктор Сычев, порой производители подделок даже сами не знают, что они добавляют в оригинальную продукцию.

«Если в удобрениях нет в положенном количестве калия и азота, значит, в общем весе продукта эти вещества были заменены инертными наполнителями. Уже неоднократно фиксировались случаи, когда в удобрения добавляли порошки с тяжелыми металлами или радиоактивными элементами. В результате подобных манипуляций норма предельно допустимой концентрации опасных веществ превышается, и это может привести к отравлению. Зола, порошок, мел, известь – это почти безвредная категория. Но кто знает, что у мошенников окажется под рукой в следующий раз», – справедливо замечает Сычев.

Например, управлением Россельхознадзора при проведении контрольно-надзорных мероприятий по Вологодской области 14 февраля 2011 года была выявлена крупная партия агрохимикатов с признаками контрафакта. Содержание в удобрениях тяжелого металла кадмия превышало норму в шесть раз.

«Это один из особо токсичных металлов наряду с мышьяком. А теперь представьте, какой вред наносится организму человека, когда кадмий попадает в продукты питания», – восклицает Попович.

Но даже если в составе удобрения все показатели по концентрации опасных веществ в норме, при покупке подделки аграрий все равно терпит убытки, не сомневается эксперт, ведь высококачественного сырья в подделках порой меньше на треть. «Фермер рассчитывает дозу внесения удобрений исходя из того, что содержится на упаковке, а значит, при использовании контрафактной продукции его урожай недополучает удобрений в разы», – поясняет Попович.

По мнению заместителя генерального директора по растениеводству компании «Русское зерно» Юрия Еремина (Москва, растениеводство), отследить действие минеральных удобрений по качеству собранного урожая – дело не из легких.

«Это же не пестициды, которые либо срабатывают, либо нет. Минеральное удобрение просто растворяется. Потом фермеру остается только гадать, что повлияло на плохую всхожесть урожая: засуха или некачественное удобрение», – говорит Еремин.

Чтобы исключить вероятность приобретения поддельной продукции, «Русское зерно» закупает минеральные удобрения напрямую у производителей. Еремин уверен, что это наиболее действенный способ избежать возможных контактов с мошенниками.

 

Попробуй докажи

Опрошенные производители минеральных удобрений затруднились ответить, что хуже: когда состав подделки идентичен оригинальному продукту их фирмы или же разбавлен подручными средствами. Ведь и в том, и в другом случае страдает репутация компании. Не говоря уже о вреде, который наносится урожаю аграриев.

Кстати, подделку распознать не сложно. По словам Поповича, контрафакт можно определить даже не раскрывая упаковки: зачастую мошенникам не удается досконально скопировать тару, в которой продается оригинальная продукция.

«Например, производители выпускают какой-нибудь продукт исключительно в зеленых канистрах, а дистрибьюторы-мошенники – в канистре синего цвета. Таких характерных признаков много: форма ручки, мерная линейка на таре и т.д. Но, к сожалению, даже если мы уже по внешним признакам определили, что продукция контрафактная, все равно не имеем права пресечь ее оборот», – замечает Попович.

Возможности осуществлять широкомасштабные проверки предприятий у сотрудников Россельхознадзора также нет. В федеральном законе «О защите юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного и муниципального контроля» прописано, что ведомство имеет право проводить проверки лишь раз в три года. При этом нужно в обязательном порядке предварительно поставить владельцев этой организации в известность о своем предстоящем визите, недоумевает Попович. И все же, когда хозяйствующие субъекты, фермеры, владельцы приусадебных участков сталкиваются с фирмами-мошенниками, им стоит незамедлительно обратиться в территориальное отделение Россельхознадзора, уверен эксперт, поскольку такая жалоба становится основанием для внеплановой проверки организации. Правда пока до дверей ведомства таких «послов доброй воли» доходят единицы, сожалеет он.

«В итоге у нас никто не боится государственного контроля. В Канаде, например, штраф за подделку семян – 250 тыс. канадских долларов. А за то, что не заплатил вознаграждение создателю сорта, – два года тюрьмы. Точно так же построено законодательство и в других странах. У нас же уголовная ответственность за подделку продукции не предусмотрена, а мизерный штраф за административное правонарушение никого не испугает. Кроме того, закон сформулирован так, что наказание нарушителям грозит только в случае, если наступят тяжкие последствия от применения удобрений. А ты попробуй еще это докажи!» – негодует Попович.

С ним соглашается Куликов. По его словам, основная сложность в том, что меры наказания за фальсификацию и контрафакт не закреплены на законодательном уровне. «Адвокаты и работники правоохранительных органов плохо разбираются в этой сфере, поэтому берутся за такие дела неохотно. Нужно проводить массу химических экспертиз в головных федеральных институтах и собирать заключения. Это забирает много сил и времени», – рассказывает Куликов.

Производители минеральных удобрений прикладывают все усилия, чтобы своими силами оградить выпускаемую ими продукцию от возможного плагиата, а в случае обнаружения такового и не доводить ситуацию до длительных судебных разбирательств.

Например, на каждом предприятии «ЕвроХима» работает служба безопасности. Кроме того, сформированы группы мониторинга, которые отслеживают поступаемую на рынок продукцию.

«Благодаря этим мерам махинаторы, как правило, оказываются в поле нашего зрения. Задача, которую мы преследуем, – сделать так, чтобы люди, попавшиеся на подобных правонарушениях, были наказаны. После этого другие задумаются, прежде чем идти по стопам уже пойманных мошенников», – не сомневается Торин.

Узнав о том, что у «Волски Биохим» появились псевдопартнеры, руководство компании усилило маркетинговое продвижение продукции, а клиентам были направлены письма с советами повнимательнее относиться к предложениям покупки продукции «на стороне».

«Кроме того, мы поменяли упаковку и поместили на ней специальные голограммы, усилили работу по научному исследованию ряда продуктов, которые были подделаны, для создания возможных дополнительных патентов. А также сделали перечень официальных дистрибьюторов и опубликовали список на нашем сайте. Правда сейчас начинается новый сезон, и мы не знаем, каких еще сюрпризов ждать», – резюмирует Куликов.

Поделиться: