Выберите ваш город
Или укажите в поле

Новый шанс для свиноводов

16 Июля 2014
Новый шанс для свиноводов

 

На рынке свинины сложилась новая ценовая конъюнктура, которая открывает для производителей мяса очередные возможности, а переработчикам несет новые вызовы, передает expert.ru.

 

На оптовом рынке свиного мяса ценовые рекорды: стоимость мяса как в живом весе, так и в полутушах выросла с начала года почти на 40%, составив в среднем 105 рублей за килограмм в живом весе и 160 — в убойном. В мае, на максимуме, цена и вовсе достигала соответственно 125 и 200 рублей за кило. Причиной такого подорожания стал дефицит свинины, вызванный несколькими факторами. Среди основных — закрытие импорта свиного мяса из стран Евросоюза, подорожание импорта из других стран по причине эпизоотических проблем в Северной Америке, а также мартовский рост валютного курса в России. К этим причинам присовокупился сезонный скачок спроса — завершение поста, майские праздники и раннее открытие шашлычно-дачного сезона. Дефицит сырья привел к стремительному росту цен в оптовом звене — таких темпов роста в отрасли еще не видели. Сейчас дефицит сырья слегка ослабел за счет сокращения спроса, замещения свинины птицей, другими сортами мяса и жира, и цены слегка уменьшились. Тем не менее новая ценовая конъюнктура остается весьма высокой и, по ожиданиям переработчиков, станет новой реальностью, к которой им придется приспособиться. Но, по прогнозам игроков, удастся это не всем, и в отрасли мясопереработки стоит ожидать дефолтов и банкротств. Свиноводам ситуация благоприятствует — это удобный момент для расширения производства, возможность занять новые рубежи в импортозамещении свинины, что, в свою очередь, в будущем поможет снизить риски столь резких изменений конъюнктуры.

 

Чума на Евросоюз

 

30 января Россельхознадзор запретил импорт свинины из стран Евросоюза. Причиной стали зарегистрированные случаи африканской чумы свиней (АЧС) в Литве. Изначально Россельхознадзор предложил Евросоюзу разделить сертификаты этой продукции по странам, но предложение не было принято, так что импорт закрыли полностью. Объем импорта свинины из Европы в Россию исторически очень высок — около 350 тыс. тонн свиного мяса и около 300 тыс. тонн шпига субпродуктов, что составляет 60% всего импорта (общий объем нашего рынка в прошлом году — 3,8 млн тонн, из них 1 млн тонн импорта). На другие крупные страны-импортеры — США, Канаду — навалились свои проблемы: там получило распространение инфекционное заболевание диарея свиней. Сейчас у них у самих дефицит свинины и ценовые рекорды. Импорт из Южной Америки подорожал из-за валютного скачка, к тому же оттуда всегда импортировалось не так много и быстро увеличить объемы завоза невозможно из-за сложной логистики и роста внутреннего спроса в этих странах (футбольных болельщиков нужно кормить). Майский всплеск спроса усугубил ситуацию, и отрасль вышла на ценовой рекорд. «Таких резких скачков цен на сырье мы еще не наблюдали, — говорит Анатолий Косинский, председатель Национального союза мясопереработчиков. — Прошлый исторический максимум был в начале 2012 года, когда свинина в живом весе стоила 98 рублей за килограмм. Но после того рекорда цена опускалась и до 65 рублей, в этот же раз, похоже, ценовой уровень сложился надолго».

 

В самом деле, после выявления АЧС на территории региона импорт свинины из него закрывается как минимум на три года, а сейчас уже в Россельхознадзоре говорят о случаях АЧС не только в Литве, но и в Польше. Евросоюз возражает против общего запрета, в данный момент инициировано судебное расследование ситуации в рамках ВТО, которое по всем процедурам длится около двух лет. Возможно, в процессе разбирательства сторонам удастся договориться об изменении сертификата, и тогда импорт из других стран, например Дании и Германии, будет открыт. По оценкам экспертов, запрет на импорт из всего Евросоюза все же продлится от года до двух, что будет поддерживать сложившуюся ценовую конъюнктуру. Чуть снизиться она может осенью, когда традиционно на рынке появляется больше свинины, потому что происходит массовый забой скота в частном секторе. Но этот фактор будет иметь краткосрочное влияние, тем более что доля частного сектора в свиноводстве постоянно сокращается — сегодня она составляет около 22% (еще семь лет назад — порядка 70%). Так что и переработчики мяса, и производители готовятся к новым ценовым условиям существования рынка, которые одним несут новые вызовы и риски сокращения производства, а вторым, напротив, очередные возможности увеличения объема производства и реального импортозамещения.

 

Угрозы и возможности

 

«Стремительное подорожание сырья привело к тому, что цены на полке выросли, что, в свою очередь, негативно сказалось на продажах — у нас они упали на пять процентов, — рассказывает Виталий Деледивка, директор мясоперерабатывающего предприятия “Окраина”. — При этом рост стоимости готового продукта не возмещает всех потерь, маржа довольно сильно подсела». Примерно такая же история у всех средних и небольших предприятий колбасного рынка. В лучшей ситуации крупные вертикальные холдинги, имеющие собственные свинофермы и обеспечивающие себя сырьем. Цены на их продукцию, по данным Национального союза свиноводов, выросли не более чем на 8%, тогда как у собственно колбасных предприятий, не имеющих своей сырьевой базы, рост составил порядка 14% (согласно анализу Национального союза мясопереработчиков). По словам Анатолия Косинского, себестоимость производства продукции при этом выросла на 20–25% (помимо роста стоимости сырья свой вклад внес и скачок курса, поскольку все оборудование, упаковка и специи импортируются). У вертикальных холдингов просто произошло перераспределение маржи — ее сокращение в колбасном сегменте компенсируется ростом в сегменте свиноводства, где маржа сегодня достигает порядка 50%. Средние же и небольшие предприятия оказались в тяжелом положении. «По нашим оценкам, порядка 15 процентов колбасных предприятий работают сегодня с убытками, 40–45 процентов с нулевой доходностью, остальные с минимальной маржей, — рассказывает Анатолий Косинский. — Есть ряд компаний, которые уже просто на грани банкротства, хотя это скорее единичные примеры».

 

Дальнейшая судьба средних предприятий будет зависеть от того, насколько они смогут адаптироваться к новой реальности. Мушег Мамиконян, глава Мясного союза, считает, что одним из способов снижения себестоимости продукции может быть переориентация колбасников на более дешевое мясо птицы. Анатолий Косинский подтверждает, что этот инструмент активно используется переработчиками. Дефицит свинины на рынке настолько активно возмещали птицей, что ее цена в оптовом звене сегодня тоже выросла на 15%. Те предприятия, которые раньше не слишком активно развивали ассортимент продукции из птичьего мяса, сегодня быстро наверстывают упущенное. Средним предприятиям также предстоит пересмотреть свою политику сегментации — работать в массовом экономичном сегменте сегодня способны только крупные вертикальные холдинги, средним компаниям остается либо предложить более качественный и дорогой продукт, либо уйти с рынка.

 

Другой вариант усиления своих рыночных позиций — наращивание продаж разделанного охлажденного мяса, полуфабриката, — этот сегмент сегодня растет наиболее высокими темпами. Многие средние и крупные предприятия говорят о намерении развиваться в этом направлении. Например, Виталий Деледивка из «Окраины» рассказал о планах строительства собственного убойного и обвалочного цеха. «Черкизовский» начал реконструкцию своего Данковского мясокомбината с целью нарастить убой и обвалку свинины в три раза — с 40 тыс. до 124 тыс. тонн в год в живом весе. О подобных планах рассказали «Эксперту» и в холдинге «Агро-Белогорье», где к 2015 году планируют вдвое увеличить мощности по убою и обвалке, максимально сократив при этом продажи на рынок полутуш, чтобы выпускать больше разделанного мяса в потребительской упаковке.

 

Нарастить мускулы

 

Сложившаяся ценовая конъюнктура сегодня снова резко повысила инвестиционную привлекательность свиноводства после серьезного провала в прошлом году, когда килограмм свинины в живом весе стоил около 65 рублей. «В тот момент даже пошли разговоры о перепроизводстве свинины в России, но я никогда не соглашался с этой точкой зрения, — говорит Юрий Ковалев, генеральный директор Национального союза свиноводов. — О каком перепроизводстве может идти речь, когда мы почти на треть рыночного объема зависим от импорта? Как только в мире возникли эпизоотические проблемы, импорт резко сократился, и вот уже на нашем рынке образовался дефицит мяса». Все игроки мясного рынка, включая переработчиков, считают, что этим благоприятным конъюнктурным моментом, который может продлиться год-два, обязательно должны воспользоваться свиноводы. Им просто необходимо нарастить объемы производства и улучшить другие производственные показатели (конверсия кормов, выживаемость молодняка и так далее), что приведет к общему снижению себестоимости и лучшей конкурентоспособности после открытия импорта из Евросоюза. «Если свиноводы сейчас не используют эту возможность, будет очень обидно и нам, переработчикам: получается, что мы зря несли потери», — говорит Анатолий Косинский.

 

По словам Юрия Ковалева, вся ведущая двадцатка свиноводов имеет в планах инвестиционные проекты по наращиванию поголовья в своих холдингах. Но серьезным ограничением для осуществления этих планов может стать проблема с выплатами федеральных субсидий по кредитам на сельхозпроекты. Ни в прошлом, ни в этом году новые инвестпроекты в Минсельхозе даже не рассматривались, отмечает Юрий Ковалев. А без федеральных субсидий банки не готовы кредитовать производителей по приемлемым ставкам. «В последние недели вопрос о выплатах федеральных субсидий на кредитные ставки очень активно обсуждается на совещаниях в верхах, надеемся, что в итоге он будет решен положительно», — добавляет Юрий Ковалев.

Поделиться: