ОБЯЗАТЕЛЬНАЯ ФОРМА СТРАХОВАНИЯ УРОЖАЯ С ГОСПОДДЕРЖКОЙ: «ЗА» И «ПРОТИВ»

ОБЯЗАТЕЛЬНАЯ ФОРМА СТРАХОВАНИЯ УРОЖАЯ С ГОСПОДДЕРЖКОЙ: «ЗА» И «ПРОТИВ»

18 Февраля 2014
ОБЯЗАТЕЛЬНАЯ ФОРМА СТРАХОВАНИЯ УРОЖАЯ С ГОСПОДДЕРЖКОЙ: «ЗА» И «ПРОТИВ»

Вокруг вопроса об агростраховании с господдержкой не стихают дискуссии. Несовершенство вступившего в силу с января 2012 года Федерального закона «О государственной поддержке в сфере сельскохозяйственного страхования и о внесении изменений в Федеральный закон «О развитии сельского хозяйства» все чаще становится поводом для разочарования и скепсиса как теоретиков, так и практиков страхового дела. Претензий к действующей системе агрострахования с господдержкой много, и нередко можно слышать мнение о необходимости введения обязательной формы страхования. Целесообразно ли вводить в России обязательную форму страхования урожая с использованием средств государственной поддержки? Аргументы «за» и «против» рассматривает кандидат экономических наук, президент Ассоциации агропромышленных страховщиков «Агропромстрах» Виктор Щербаков.

- Поручение Президента РФ Владимира Путина правительству до 1 февраля 2014 года подготовить предложения по совершенствованию механизма агрострахования, предусмотрев страхование прямых затрат аграриев, а также возможность создания специализированной государственной страховой компании, тоже вписывается в этот тренд. Почему? Потому что приход государственного страховщика, специализирующегося на агростраховании, в существующее правовое поле ситуацию никак не изменит – госкомпания просто станет одним из участников рынка. Мы видим это на примере Индии, где после реформирования системы агрострахования государственная The Agriculture Insurance Corporation of India (AICI) работает в рамках программы субсидированного агрострахования как обычный страховщик, конкурируя (и не всегда успешно) с пятью частными страховыми компаниями. Но если создание специализированной государственной агростраховой компании предполагает изменения правового поля, то одно из наиболее вероятных направлений этих изменений – обязательное страхование, и прежде всего - урожая.

Вопрос не нов

На самом деле вопрос о форме страхования урожая не нов. Еще до распространения обязательного страхования в сельском хозяйстве СССР, в конце XIX века в России велась бурная дискуссия относительно именно этого вида обязательного страхования. «Открывателями» темы можно считать Л.И. Грасса, Н. Баратынского и В.А. Таргонского. Каждый из этих авторов по-разному определял смысл и цель страхования посевов, исходя из интересов разных групп аграриев: Л.И. Грасс и Н. Баратынский более ориентировались на интересы крупных земельных собственников, В.А. Таргонский - на беднейшие крестьянские хозяйства. Но, вне зависимости от разницы подходов, все авторы считали необходимым введение обязательного страхования: В.А. Таргонский – только от града, Л.И. Грасс и Н.Баратынский – от широкого спектра сельскохозяйственных и климатических рисков.

Эти идеи с разной степенью полноты были реализованы и в Российской империи, и в советском государстве, в последнем они действовали с 1921 до 1990 года в виде обязательного государственного сельскохозяйственного страхования.

С началом перестройки в числе многих иных основ советского строя была разрушена и государственная страховая монополия. Принятие главы 48 Гражданского кодекса РФ и закона «Об организации страхового дела в Российской Федерации» определили рыночный характер развития страхования в России, в том числе и страхования рисков сельскохозяйственного производства.

«В законе» только добрая воля

Гражданским кодексом РФ, вступившим в действие в 1996 году, в п. 1 ст. 935 «Обязательное страхование» определено, что страхование в обязательной форме возможно только в двух видах имущественного страхования: когда оно возлагается законом на лиц, обязанных застраховать жизнь, здоровье или имущество других определенных в законе лиц на случай причинения вреда их жизни, здоровью и имуществу, и когда закон предписывает страховать риск своей гражданской ответственности, которая может наступить вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц или нарушения договоров с другими лицами. Кроме этого, в п. 3 ст. 935 указано: «В случаях, предусмотренных законом или установленном им порядке, на юридических лиц, имеющих в хозяйственном ведении или оперативном управлении имущество, являющееся государственной или муниципальной собственностью, может быть возложена обязанность страховать это имущество».

Таким образом, страхование урожая с участием государственной поддержки не подпадает под условия ст. 935 ГК РФ, и поэтому рассматривается как страхование, осуществляемое в добровольной форме или, как определяют некоторые исследователи, ссылаясь на вступивший в действие в 1997 году Федеральный закон «О государственном регулировании агропромышленного производства», - как государственное добровольное страхование.

Отсюда вывод - для введения в России обязательного страхования сельскохозяйственных рисков в растениеводстве или животноводстве необходимо изменить существующие подходы к формированию норм Гражданского кодекса РФ по поводу обязательного страхования. Например, расширить список статей применения обязательного страхования.

Обязательное страхование

В некоторых государствах постсоветского пространства такие шаги уже предприняты или предпринимались. В частности, в Казахстане с 10 марта 2004 года действует закон «Об обязательном страховании в растениеводстве». Однако его реализация сопровождается низкой эффективностью, огромным числом претензий со стороны сельскохозяйственных товаропроизводителей и попытками страховых компаний избежать участия в этом виде страхования.

В Украине действовало обязательное страхование урожая сельскохозяйственных культур и многолетних насаждений. Однако оно распространялось лишь на государственные сельскохозяйственные предприятия. Кроме того, в обязательном порядке в этой стране страховался урожай зерновых культур и сахарной свеклы сельскохозяйственными предприятиями всех форм собственности. С 1 июля 2012 года вступил в силу Закон № 4391-VI «Об особенности страхования сельхозпродукции с государственной поддержкой». В соответствии с ним субсидируется только добровольное страхование по стандартным страховым продуктам и правилам, однако страхование сельхозпродукции является обязательным условием для получения какого-либо субсидирования или господдержки.

В Белоруссии Указом Президента № 764 от 31.12.2006 с 01.01.2008 г. введено обязательное страхование с государственной поддержкой урожая сельскохозяйственных культур, скота и птицы. Отсутствие заключенного договора страхования считается в этой стране административным правонарушением и сопровождается штрафами: для физических лиц в размере от десяти до двадцати базовых величин, а для юридических – от пятидесяти до ста базовых величин. В 2012 году базовая величина штрафа в Белоруссии составляла 100 000 белорусский рублей, а величина штрафа за незаключение договора страхования по сельхозрискам достигала 5 млн. рублей.

Пожалуй, действие белорусского закона можно считать щадящим по отношению к финансовому положению сельскохозяйственных товаропроизводителей, если сравнивать его действие с правилами страхования урожая сельхозкультур в России. В частности, хозяйство при заключении договора страхования в Белоруссии должно уплатить всего 5% от начисленного взноса. Оставшиеся 95% оплачиваются страховщику за счет средств республиканского Фонда поддержки производителей сельскохозяйственной продукции, продовольствия и аграрной науки, предусмотренных на эти цели.

Вижу цель – не вижу препятствий?

Страховая теория всегда рассматривала обязательную форму страхования как инструмент для достижения определенных целей государства в экономической политике. Но как раз согласование целей страхования и целей государственной поддержки страхования рисков сельскохозяйственного производства уже много лет остается большой проблемой российского агрострахования. Позволю себе процитировать автора первой отечественной монографии о страховании урожая в условиях рыночной экономики Л.Н. Бондаренко, еще в 1999 году отмечавшую, что «…использование государственного регулирования страхования урожая без четко сформулированной цели делает саму господдержку изначально неэффективной. Отсутствие цели тождественно отсутствию понимания того, каким должен быть конечный результат государственного вмешательства в страховой процесс».

Официально формулируемая на разных уровнях власти цель государственной поддержки страхования урожая сельскохозяйственных культур - защита имущественных интересов сельскохозяйственных товаропроизводителей от возможного ущерба, связанного с действием естественных природно-климатических факторов. Очевидно, что это определение вызывает немало вопросов. В частности, готово ли государство компенсировать 50% затрат на страховые платежи всех товаропроизводителей или выделяемых государственных финансовых ресурсов в виде субсидий на всех не хватит? Достаточно ли будет собранных страховых платежей, том числе и с учетом государственной поддержки, для того, чтобы в кризисный год массовых неурожаев компенсировать все возникающие ущербы? По нашим оценкам, субсидии для этой цели должны составить порядке 22 млрд. рублей, и это без учета страхования рисков животноводов. Между тем в 2013 году объем субсидий на страхование в аграрном секторе составил всего 6 млрд. рублей, из которых 1 млрд. рублей был направлен на господдержку страхования животных. В 2014 году объем средств федерального бюджета, выделенных на субсидирование 50% ставки по полису агрострахования с господдержкой, сокращен до 5,947 млрд. рублей.

Если неясна цель – то непредсказуем и результат. В 2011 году при принятии нового закона о государственной поддержке сельскохозяйственного страхования чиновники прогнозировали, что «…применение механизма страхования по риску утраты (гибели) при сохранении ресурсного обеспечения в 2011-2012 годах на уровне Госпрограммы обеспечит страхование до 80% посевных площадей (вместо 18,2% в 2009)». Как известно, этот прогноз практикой не подтвердился. Площадь застрахованных с государственной поддержкой посевных площадей в РФ по итогам 2013 года снизилась до 11,9 миллиона гектаров, что составило 16% от общей посевной площади. В 2012 году было застраховано около 19% посевов сельхозкультур — 12,9 миллиона гектаров. Таким образом, объем застрахованных площадей в 2013 году снизился на 8,4%.

Между тем представители государственной власти, на словах стремясь к массовости договоров (прежде всего – по страхованию урожая), оставляют на периферии своего внимания потребительские свойства разных форм страхования.

С начала вступления в силу Федерального закона «О государственной поддержке в сфере сельскохозяйственного страхования и о внесении изменений в Федеральный закон «О развитии сельского хозяйства» страховщики отмечают, что коммерческие банки, как правило, не принимают договор страхования с господдержкой в качестве самостоятельного обеспечения при кредитовании и требуют заключения дополнительных договоров добровольного страхования без господдержки, по коммерческим тарифам, поскольку их не устраивает 30%-ная франшиза, предусматриваемая условиями страхования урожая с государственным субсидированием. Так что если целью господдержки страхования урожая сельскохозяйственных культур является формирование зависимости между страховым договором и доступом страхователя к кредитным ресурсам, то она не достигнута.

Закрепленный в действующем законодательстве о страховании с господдержкой принцип страхования только катастрофических рисков (начиная с гибели урожая в 30%) актуален для 10-15 регионов страны раз в 5-6 лет. Самая же злободневная страховая программа в сельском хозяйстве России, по оценке вице-президента Россельхозакадемии Ивана Ушачева, - программа страхования с господдержкой недобора урожая до 30% (однако корректировка отечественной агростраховой системы в этом направлении требует субсидий из федерального бюджета в размере 12-13 млрд руб. в год, а о динамике объемов бюджетных субсидий на страхование в аграрном секторе мы уже говорили выше). В этих условиях решение задачи массовости договоров в качестве цели господдержки страхования урожая сельскохозяйственных культур тоже представляется труднодостижимым.

На этом фоне предложения сделать страхование рисков аграрного производства обязательным или «жестко вмененным» с целью «либерализации и оздоровления рынка страховых услуг с государственной поддержкой» выглядят, мягко говоря, странно.

Неформальный подход к смене формы

Конечно, обязательная форма страхования может стать инструментом для того, чтобы в кратчайшие сроки с ее помощью сформировать необходимый резерв (фонд), предназначенный для компенсации ущербов катастрофического характера. Иными словами – создание резерва (фонда) следует рассматривать в качестве первоначального целевого ориентира для обязательного страхования в отраслях растениеводства. Однако его введение должно сопровождаться целым рядом условий.

Во-первых, обязательная форма страхования должна внедряться на заранее установленный срок, в течение которого можно будет сформировать указанный резервный фонд в полном объеме.

Во-вторых, необходим охват всех без исключения посевных площадей сельхозкультур.

В-третьих, на протяжении всего срока существования резервный фонд должен использоваться на выплату страхового возмещения исключительно для случаев полной гибели сельскохозяйственных культур.

В-четвертых, обязательность страховых платежей должна сопровождаться обязательностью пополнения резервного фонда страховыми субсидиями, предусмотренными государственной программой развития сельского хозяйства.

В-пятых, государство должно жестко контролировать сохранность и размещение резервного фонда в прибыльные активы.

В-шестых, необходимо на законодательном уровне описать и ввести в действие все процедуры проведения агроэкспертизы, в целях урегулирования страховых случаев и объективной оценки ущербов.

И наконец, необходимо изменение нормативно-правовой базы и, в первую очередь, положений ГК РФ об обязательном страховании.

Очевидно, что действующие сегодня нормы и правила страхования урожая сельскохозяйственных культур перечисленным выше условиям не отвечают. Они построены на слишком недостоверных страховых тарифах, что, в свою очередь, обусловлено отсутствием достоверной страховой статистики о рисковых факторах в сельском хозяйстве разных регионов страны. Методы прогнозирования объема средств, необходимых для полной компенсации потерь при широкомасштабных катастрофах в виде засух, наводнений и других погодных условий, до сих пор остаются плохо обоснованными. Вместо них используются методы экспертных оценок, которые дают слишком большой разброс результатов. Кроме того, действующими правилами не оговариваются требования к качеству применяемых агротехнологий или их отсутствие, а высокие франшизы препятствуют использованию страхового полиса в процедурах кредитного обеспечения сельскохозяйственных товаропроизводителей.

Смена формы страхования с добровольной на обязательную – сложный и длительный процесс. Он должен строиться с учетом результатов научных исследований, расчетов и обоснований принципиально важных ее аспектов, практических доводов и экспериментов. Помимо этого, для его реализации необходимы дополнительные институты. В частности, формирование страховой компании-агента, в обязанность которой будут входить ведение статистического наблюдения, формирование и размещение средств резервного фонда, экспертиза документов для выплаты страховых возмещений, заключения договоров перестрахования и т.п. Уже сейчас ощущается острая нужда в консультационной поддержке предпринимательского сектора на селе, обществах взаимного страхования. Необходимым элементом этой работы должно стать создание адекватной правовой базы для эффективного государственно-частного партнерства по заключению и обслуживанию договоров страхования.

Введение обязательной формы страхования урожаев без соблюдения всех перечисленных условий может окончательно дискредитировать страхование в глазах аграриев. Оно лишь облегчит работу страховым агентам, однако вряд ли это является генеральной и первоочередной целью предоставления страховой защиты в аграрной сфере, тем более с использованием государственных субсидий.

Поделиться: