Отрасль и ее проблемы.

13 Декабря 2010
Отрасль и ее проблемы.

Всегда на Руси больше всего всех волновали вопросы: "кто виноват" и "что делать". В нашем коневодстве они тоже вполне уместны. В отношении первого вопроса конкретным виновником большого и тяжелого урона отрасли можно назвать первого секретаря ЦК КПСС Никиту Сергеевича Хрущева. Он своими установками в области сельского хозяйства действительно поставил коневодство в положение ненужной стране отрасли со всеми вытекающими отсюда последствиями. Но после него, уже в течении пятидесяти лет, а в последние полтора десятилетия особенно, весь вред отрасли наносим мы сами, те кто называет себя коневодами. В свое время доцент кафедры коневодства Тимирязевской академии Оскар Александрович Желиговский, с которым я имел возможность работать, говорил, что самые большие враги лошади — коневоды. Он был бесконечно прав.
Однако, следует сказать и о том, в чем же конкретно виноваты коневоды, поставившие свою отрасль в тяжелое положение. Прежде всего, и это главнейший пункт обвинений, наши руководители и прочие деятели всех масштабов никогда и ни в какой степени не думали и не заботились о главном, важнейшем направлении отрасли — рабочем коневодстве. Та часть отрасли, которая по существу обеспечивала существование и деятельность коннозаводства в основной его части, считалась делом низменным и не требующим заботы. На протяжении всего советского и постсоветского периода в России не было создано ни одной породы настоящих рабочих лошадей универсального типа, а потребность в них была очень большая. Более того, складывающиеся породы воронежских и кузнецких упряжных лошадей были решительно уничтожены. Зато в огромных масштабах разводились рысаки, чья непригодность для использования в сельском хозяйстве была совершенно очевидна, что не мешало однако широко внедрять их в государственные заводские конюшни и в хозяйства. В разведении лошадей тяжеловозных пород, подлинных «усовершенствователей» сельскохозяйственной рабочей лошади, прекращены испытания их работоспособности, проводившиеся и до этого в слишком незначительных масштабах. Селекция этих пород теряет тем самым важнейший для них признак.
Начавшееся в шестидесятых годах прошлого века разведение спортивных лошадей не сопровождалось соответствующей технологией и селекцией, что привело к отчетливому отставанию нашей продукции от европейского уровня. Не случайно наши спортсмены, да и коннозаводчики в последние годы все активнее приобретают зарубежных лошадей, сводя практически к нулю значимость отечественных полукровных пород. Можно называть еще десятки промахов, а то и злоупотреблений в работе с отраслью, но в этом, я полагаю, нет уже особой необходимости.
Второй вопрос: что делать для спасения отрасли? — значительно сложнее. Попробую изложить свои позиции в этом вопросе. Прежде всего, на мой взгляд, здесь нужно отказаться от целого ряда старых, тянущих нас назад принципов и взглядов. Основным моментом здесь нужно считать положение о породах лошадей, разводимых в наших конных заводах. Следует решительно понять, что порода — это, прежде всего, средство производства, причем, средство производства совершенно определенного продукта или вида услуг. И не нужно представлять породы, как какие-то реликты, как предметы национального достояния, гордости, памятники нашей культуры. Они могут быть таковыми, если отвечают целям своего разведения.
Теперь о цели разведения. Это то, что всегда должно быть совершенно четко определено для любой породы. Вся работа с породой должна быть максимально направлена на то, чтобы лошади соответствовали этой цели, этому виду и особенностям их использования. Если такой цели нет, а это характерно для многих наших пород, то и разведение становится практически бессмысленным. Не найдя своей конкретной ниши, любая порода должна уйти со сцены или быть решительно трансформирована. В этом плане нам необходимо серьезное обследование наших породных ресурсов и выработка для каждой породы конкретных рекомендаций. Без этого мы будем продолжать скатываться в безнадежное отставание.
Еще один, не менее важный, принцип, требующий коренного изменения взглядов и подходов. Ипподромные испытания лошадей рысистых и верховых пород — это давно уже ни какие не испытания, а просто профессиональные виды конного спорта. Эти виды спорта пользуются продукцией коннозаводства и должны себя полностью окупать. Если этой окупаемости нет, то и разведение для них коневодческой продукции под флагом "проведения испытаний работоспособности для совершенствования рабочих качеств лошадей отдельных пород", по меньшей мере, абсурдно. Оно становится не только бессмысленным, но и экономически убыточным, что мы и видим сейчас в отношении рысаков, не смотря на все виды дотаций со стороны Министерства сельского хозяйства.
Острой, нерешенной проблемой, опять-таки, сложившегося стереотипа, остается непрозрачная экономика коннозаводства. Мы помним времена, когда на конную часть частенько списывали расходы других животноводческих отраслей, искусственно снижая тем самым себестоимость их продукции, что было весьма важно для красивых отчетов. Но мы видим и сегодня, как благополучные с виду по уровню фактических реализационных цен хозяйства, по отчетам имеют убытки от конной части, или мизерный уровень рентабельности. Полное отсутствие какого либо контроля за деятельностью как акционированных, так и не прошедших этой процедуры государственных конных заводов позволяет на ценном племенном поголовье получать плачевные результаты, постепенно сводя этот потенциал к уровню массового пользовательного поголовья. Имеющиеся в руках соответствующих органов рычаги в этом совершенно не задействованы, а сами органы, видимо, не заинтересованы в исправлении такой ситуации.
Не укладывается до сих пор в нашем понимании и то обстоятельство, что коннозаводство — это удел богатых людей, богатых, прочно стоящих на ногах хозяйств. Без максимального материального и кадрового обеспечения отрасль будет оставаться в пределах выращивания лошадей хобби класса невысокого уровня. Только работа на высокий класс продукции, на ее полную конкурентоспособность может быть эффективной и экономически окупаемой. Здесь требуются видимо очень болезненные, но необходимые решения по сосредоточению сил и средств для решительного подъема перспективных хозяйств и ликвидации безнадежно отставших.
В таком же плане следует остро ставить вопрос о самых современных, научно обоснованных методах и приемах селекционной работы и технологии коннозаводства, соответствующих целям разведения. Здесь остаются огромные долги за научной частью отрасли, которая также привыкла жить по старинке, не обременяя себя решением актуальных задач.
Основной и самой неотложной задачей нашего коневодства и коннозаводства должно стать осознание наших богатых возможностей и нашего полного нежелания их результативно использовать. Только проявив подлинное стремление выйти из кризиса и решительно став на путь прогрессивного развития, путь очень не легкий, мы можем рассчитывать на спасение отрасли и на ее высокое в перспективе место в мировом коневодстве.

Поделиться: