Выберите ваш город
Или укажите в поле
Главная Новости и события Новости компании Пластик «из растений» готов к борьбе за рынок

Пластик «из растений» готов к борьбе за рынок

1 Июня 2012
Пластик «из растений» готов к борьбе за рынок

Новосибирские химики разработали биоразлагаемый пластик из растительного сырья. Пока не ясно, насколько успешно сложится судьба разработки, однако в самом ближайшем будущем изделия из биопластика однозначно потеснят на рынке неразлагающийся "нефтяной пластик". Вопрос лишь в том — отечественный это будет биопластик или импортный. Первое место в финале прошедшего регионального этапа конкурса "Бизнес Инновационных Технологий" БИТ-Новосибирск получил инновационный проект "Биоразлагаемый пластик из возобновляемого природного сырья". О том, что скрывается за многообещающим названием, рассказал директор компании-разработчика "Наша Лаба" кандидат химических наук Вадим Хлесткин.

 

Вадим, в чём уникальность вашей разработки? Имеются ли у неё аналоги?

 

– Мы занимаемся разработкой гранул полимера, полученного из доступного растительного сырья. Уникальность нашего полимера в том, что он быстро разлагается в почве или воде без необходимости компостирования. Плюс ещё в том, что сырьё доступное и дешёвое, а гранулы можно будет перерабатывать на стандартном оборудовании в упаковку, одноразовую посуду и другие изделия. Вообще биопластик как феномен известен давно, ещё в царской России из казеина пуговицы делали. Экология тогда, правда, никого не волновала — просто ещё не был изобретён полиэтилен. На рынке же массовой упаковки о создании биопластика задумались в Европе в середине прошлого века. Это было связано с зависимостью от нефти, глобальным потеплением и, безусловно, экологией. Объёмы неразлагающегося мусора росли год от года. В итоге в Европе сложилось к настоящему моменту два конкурирующих подхода к производству массового упаковочного биопластика. Мы проанализировали оба. Первый — это пластик из полимолочной кислоты — России не подходит. Там очень многостадийный химический путь от исходного сырья до конечного продукта. И пластик получается более ломким, а для его утилизации необходимо компостирование. Более перспективным для России является производство биопластика по нашей технологии. На российском рынке прямые аналоги нашего продукта отсутствуют. А вот на Западе они есть: аналогичный пластик выпускает сегодня итальянская компания Новомонт. Она появилась всего несколько лет назад, но уже занимает 40 процентов европейского рынка биопластика.

 

Он на основе чего делается?

 

– Его основа — полисахарид. Мы пошли по такому же пути. Но наш пластик — не копия итальянского. Они разные.

 

А из каких растений берётся полисахарид?

 

– Из злаков. Мы проводим определённую химическую обработку сырья и термомеханическое воздействие на него. Не пугайтесь слова «химия» — там растительная химия. В природе молекулы полисахаридов свёрнуты в определённые непластичные структуры. Мы разворачиваем эти клубки и делаем материал пластичным.

 

Что можно будет делать из ваших гранул?

 

– В первую очередь, одноразовую посуду и пакеты для не жидких продуктов.

 

Сколько такая биоразлагаемая тарелка или мешок будет разлагаться?

 

– В почве от 2 до 12 недель. За это время их полностью съедят микроорганизмы.

 

С точки зрения экологии это, несомненно, прорыв. Мы ведь засорили землю пластиком уже дальше некуда. Вами двигало желание решить эту экологическую проблему?

 

– Инновация — это в первую очередь бизнес. В России есть проблема с глубокой переработкой сырья. И такая переработка просто обязана появиться. Для этого у нас есть всё — научные данные, аналоги, сырьё. То есть всё говорит в пользу того, чтобы такой продукт, как биопластик, в России появился. Сопоставив факты, мы пришли к выводу, что надо этим заниматься.

 

Получается, что тут и сельскому хозяйству большой плюс?

 

Да. У нас в России, особенно в Сибири, много таких культур на полях, которые растут, но есть их нельзя. Раньше эти кормовые культуры потребляло животноводство, но потом большая часть ресурсов оказалась не востребованной. Так что — да, сельское хозяйство тоже получит доход от переработки таких ресурсов.

 

В Европе уже начали вводить ограничения на использование пакетов из «нефтяного пластика», и наверняка их химики ломают голову над созданием дешёвого биопластика. Вам надо быстрее доводить свою разработку до производства, чтобы мы пользовались нашим отечественным биопластиком, а не импортным. Неужели инвесторы не видят, какие здесь открываются перспективы?

 

Согласен. Но у нас проблема — полиэтилен. Это действительно хороший пластик. Во всём, кроме экологии. Для производства полиэтилена в России есть всё: и нефть, и газ, и отлаженные технологии. Поэтому бизнесменам легче и привычнее работать с полиэтиленом. С другой стороны, если мы сделаем за них всю подготовительную работу и сами доведём проект до стадии опытной партии, то им будет несложно перейти на биопластик. Я общался с людьми из полимерных производств, они говорят, что если по цене будет нормально, то они не против. В мире действительно идёт сейчас соревнование за лидерство в этой индустрии. В Дании, Великобритании, Италии, Франции, Австралии и других странах уже введены законодательные ограничения на использование пакетов из нефтяного пластика. Введение таких запретов у нас — вопрос времени и, конечно, наличия альтернативного продукта на рынке. Нам нужен год, чтобы вывести продукт на рынок и начать выпуск конечной продукции. Этот год начнётся с того момента, когда инвестор вложит в нас 5 миллионов рублей. Например, два из них необходимы для приобретения оборудования. За первые полгода мы закупаем образцы сырья, запускаем оборудование, тестируем образцы, улучшаем рецептуру… Потом — сертификация, тестирование разлагаемости, выпуск опытных партий гранул полимера и передача их производителям одноразовой посуды для тестирования.

 

Какова будет себестоимость условной тарелки?

 

– По нашим расчётам, может получиться несколько дешевле, чем из полиэтилена. Но в любом случае — сопоставимой.

 

Почему вы стали резидентами бизнес-инкубатора Академпарка? У вас ведь главное — мозги, а они в любой географической точке при вас.

 

– Тут легче делать что-то новое. Например, тот же «Startup Bazaar», на который нас пригласили и где мы одержали победу. На форуме были эксперты, контакты, информация. Мы посмотрели презентации других проектов, что-то взяли себе на вооружение. Это тоже очень важно. Сейчас будем здесь, в Академпарке, частично свои тесты проводить.

 

Сколько человек в вашей команде?

 

– Нас трое. Плюс всегда есть люди, которые нас поддерживали, в частности студенты НГУ. За это мы им очень благодарны.

 

Вы ищите исключительно российских инвесторов?

 

– Да. Это обусловлено тем, что западным инвесторам есть кого в своих странах поддерживать. Там давно идёт реальная борьба за растительное сырьё и биопластик из него. Там жёстче конкуренция. Поэтому мы изначально нацеливались на российский рынок. Проблема стартапов в том, что наши венчурные компании готовы инвестировать — и достаточно серьёзные деньги — в производство, а вот вкладываться на стадии доведения разработки до производства готовы немногие. Естественно, инвестор, который поверит в нас и увидит свои перспективы, получит свою долю в нашей компании. И это правильно. Придумали — хорошо, но надо ведь двигаться дальше. Поэтому тот, кто рискует, должен получить свою прибыль. А мы обязательно придумаем ещё какой-нибудь проект. Есть и другие виды растительного сырья, с которыми нам хотелось бы поработать, но пока надо этот проект довести до рынка. Скажу вам «по секрету», как химик, почти 15 лет проработавший в Институте органической химии СО РАН: вокруг нас есть масса доступных растений, о возможном применении которых мы даже не догадываемся. Так что впереди ещё очень много открытий и находок.

 

Как вы защитите свою интеллектуальную собственность?

 

– Мы составили и вскоре подадим международную заявку на патент, она проходит жёсткую проверку и рассматривается 30 месяцев, поскольку замечания собираются со всего мира. Патент даётся на 20 лет.

 

А сколько всё-таки разлагается в почве без специальной утилизации традиционный пластиковый пакет?

 

Считается, что полиэтиленовый пакет может разлагаться несколько сотен лет. Возможно, ещё дольше — никто ведь этого не проверял, сто лет назад их просто не было.

Поделиться: