Выберите ваш город
Или укажите в поле

Прямой сев как необходимость

5 Ноября 2014
Прямой сев как необходимость

Заметки с "ноутилловских" полей

 

В ЗАО имени Кирова Вейделевского района восемьдесят процентов земли засеваются нынче прямым севом. По технологиям no-till, как принято говорить сегодня в ученом мире.

Таким образом была бы обсеяна вся посевная площадь сельхозобразования (хозяйства), располагающего шестью тысячами гектаров, по-старому говоря, пашни. Да вот досада – не хватило для этого двух сцепов сеялок «Берегиня» на крюках мощных (по триста «лошадей» в каждом), но всего двух на все хозяйство тракторов «Нью Холанд», передает корреспондент «Белгородской правды» В. Соловьев. Сроки сева ведь не резиновые. Сев на двадцать процентов вынужденно дополнялся классической схемой ведения полевых работ.

Генеральный директор ЗАО имени Кирова Николай Григорьевич Бескишко прямой сев видит не только необходимостью, но едва не единственным выходом из сложно складывающегося в современном сельхозпроизводстве положения, где нынче особо важно не только какой ценой взять сельхозпродукт, но и как при этом максимально сберечь главный наш возобновляемый ресурс – кормящие почвенные горизонты.

Объезжая и осматривая поля прямого сева, уже радующие неплохими, очень дружными всходами пшеницы сорта Губернатор Дона, подпокровными и чистыми посевами эспарцета, донника, обсуждали «тему». В каждом вопросе я ставил наперед «прямой сев».

 

Убивается сорняк, но не перспектива

 

На засеваемом поле ничего, кроме прохода сеялки прямого сева. Всякому понятно: упраздненные почвообработки, моторесурс на них позволяют радикально экономить дорогостоящее и постоянно растущее в цене горючее, а также трудовые и другие затраты.

Но с окончательным торжествующим выводом спешить рано. Значительную часть из того, что сэкономлено на горючем и моторесурсе, отбирают затраты на глифосат (гербициды, убивающие всю сорную растительность перед прямым севом сельхозкультуры). Эту противосорняковую работу тут ведут быстро и агрессивно, насколько позволяют материальные возможности. Цель: за три–четыре года перед посевом максимально очистить почву, после чего потребность в глифосате сократится до минимума, а затем и вовсе станет реальным отказ от химии. Глифосат, утверждают ученые, в почве не накапливается. Убив сорняки, он в течение нескольких дней, а то и часов полностью распадается.

 

«Берегиня» склону друг

 

Где прямой сев абсолютно положителен с первого предъявления, так это на склоновых полях. В ЗАО имени Кирова на склонах – до сорока процентов полей и почти треть из них в почвозащитных севооборотах. С внедрением нулевой технологии земледельцы получили возможность сеять на склоновых полях даже те культуры, что при «классике» сеять запрещалось категорически, – так называемые пропашные.

Мы побывали на склоновом поле с довольно грустной прошлогодней «классической» историей. Те поля, обработав дискаторами, засеяли просом. Но случился ливень. Почву вместе с посеянным унесло в низину. Трагичнее ситуации быть не может. 23 февраля этого года (с названием месяца сева ошибки нет – прямой сев позволяет открывать посевную и зимой) на это поле вышла «Берегиня».

Посеян был ячмень в смеси с подпокровным эспарцетом. Летом тут убрали по 30 центнеров с гектара ячменя, после чего в стерне стал довольно дружно подниматься эспарцет. Теперь, ежегодно выкашивая на корм тот эспарцет, подержат его на этом склоновом поле 3–4 года, укрепляя почву склона мощной корневой системой этой травы, после чего станут засевать склон обычными севооборотными культурами. Разумеется, по нулевой технологии обработки. Спасительная миссия «Берегини» налицо.

 

Не верь глазам своим…

 

Это случается почти с каждым, кто переходит на нулевую технологию. На обработанной по «классике» земле встают ровные строчки всходов, а поле, засеянное под «ноль», значительно отстает в росте и развитии растений. У рискнувших перейти на «ноль», могут случиться бессонные ночи. Но приходит июль и посеянного по технологии no-till не узнать. Оно почти вдвое обгоняет «классику» в росте, развитии, а потом и в урожайности.

Посеянный зимой ячмень, кстати сказать, тоже заставил изрядно поволноваться «ноутилловцев». Кто знает, какой сложится потом весенняя погода? Уже в апреле случились очаговые морозы. Поле под Безгинкой Н. Г. Бескишко обнаружил загубленным. Вповалку лежали зеленые стебли, отнюдь не веселя душу. И то сказать, случившиеся в этой точке минус семь не могли дать иного результата. Но все обошлось, всходы поднялись и пошли в рост, а с этим укрепилась решимость и впредь практиковать зимние посевы ячменя и гороха. Прямой сев позволяет делать это.

Словом, практика добавляет знаний.

Бедность заставляет мыслить и искать

Хозяйство, начинавшее с почти лежачего старта, постоянно испытывает недостаток средств. ЗАО имени Кирова одно из тех хозяйств, что обходится в поле самым что ни на есть минимумом минеральных удобрений, а то и вовсе без них.

– Безденежье – главный мотиватор мозговой деятельности, – говорит Н. Г. Бескишко.

Как знать, будь у него столько ресурсных возможностей, сколько у иного холдинга, он, наверное, тоже обильно посыпал бы землю минералкой. Но чего нет, того нет. В помощь себе ЗАО имени Кирова усиленно призывает биологизацию земледелия. Более трети посевов занимают тут поля многолетних трав. Почти массово осуществляется подпокровный их сев. Подсев трав начинают практиковать даже на пшеничных массивах. На 300 гектарах тут планируют теперь бинарные посевы – сеять донник в междурядья подсолнечника.

В биоземледелии в ЗАО имени Кирова видят единственный способ первоочередно сохранить почвенный покров. Глубоко уходящие в землю корни многолетних трав создают благодатные для почвообразования условия. Машины прямого сева не разрушают структуру почвы, не распыляют, не перемешивают продукты аэробных и анаэробных процессов, способствуют жизни червей, бесчисленного множества полезных микроорганизмов.

Содержание в хозяйстве стада коров в 810 голов, да еще шлейф в 950 голов молодняка крупного рогатого скота заставляет «включать мозги» на еще большее расширение посевов донника, вытесняя им силосную кукурузу. Тут рассчитывают довести наличие трав в севообороте до сорока процентов. Корм – коровам, дополнительные «льготные» условия – для почвообразования.

Кроме того, что еще и само стадо «кормит» землю, в хозяйстве ведется интенсивное внесение в почву органических удобрений.

На поля прифермского, вернее – прикомплексного севооборота вносится без запашки по 300 тонн навоза одноразово. Эти поля отстоят от фермы не более чем на три километра. Перевозки навоза на более дальние участки при нынешних ценах на горючее, увы, разорительны. Но очередь дойдет и до полей отдаленных – затеянное дело должно быть прибыльным.

Прошлогодний самодельный аналог «Берегини» – «костыли» не выброшены, стоят, образно говоря, на запасном пути. Вдруг заблокируют санкционно поставку режущих испанских дисков для «Берегинь», тогда «костыли» с запасного пути – в дело.

Биологизация и прямой сев обретают законность своего существования на местных полях и, больше того, уже претендуют тут на абсолютное господство. То и другое в итоге приближает местные почвы к естественно-природному состоянию.

 

Природа старше нас

 

Не только мною замечено: щадяще относящиеся к земле люди щадят и дикую природу. В Вейделевском районе многие знают: когда районная фауна обнаружила тенденцию быстрого убывания, Н. Г. Бескишко завел в хозяйстве вольеры с маточным поголовьем диких свиней с тем, чтобы подрастающий молодняк выпускать на волю. Быстро там размножившись, воспитанники, надо правду сказать, немало разочаровали инициатора. Слишком вероломно они повели себя в кормящих полях. Видно, на то у них и рыло, чтобы рыть, не разбирая где.

Труднее было восстановить популяцию почти истребленных зайчишек. Кроме беляков, племхозы ничего не предлагали. А беляку в наших местах не выжить. И тогда Н. Г. Бескишко и его приятели-охотники, посоветовавшись, приняли зарок: несколько лет подряд в сторону зайца даже ружейный ствол не поворачивать. Нынче снежной зимой уже можно не только обнаруживать, но и «читать» заячьи следы.

Прямой сев, нужно сказать, терпимее к зверю. В полях не выпахиваются гнездовья, норы, кормные места. Как в обживаемой, так и в дикой природе, считает Н. Г. Бескишко, человек должен вести себя так, чтобы природа просто не замечала его.

Нынешним летом волей людей в календарные сроки не состоялись дни открытия охоты на водоплавающую дичь. И слава богу! Будет кому возвращаться по весне в родовые гнездовья. Но и прошлогодний официальный день открытия этой охоты Н. Г. Бескишко встречал своеобразно. Приятели-охотники съехались к нему на рукотворный зарыбленный прудок в одной из балок, привезя, как уговаривались, домашнюю утятину для предутренней пирушки с рассказами, байками и прочей охотничьей трепотней. Наступающую алую зорьку ознаменовали выстрелами из своих хваленых роскошных «стволов» в воздух. Уточка, вырастившая за лето на том пруду выводок, при этом со своими уже взрослыми детками лишь перышки чистила. И утки целы, и люди, не отяготившие свою совесть их убийством, неплохо отдохнули. Не так, как случалось иногда прежде. До того как разъезжаться, набьют, бывало, горку диких крякушек, а разбирать «трофеи» некому, не до того уже, дела зовут.

…Природа старше нас. И мудрее. Стремящемуся познать ее законы, приспособить под них свои действия, она наверняка щедро воздаст всем, чем богата. На этот подсказываемый суровой жизнью путь все решительнее и увереннее становится ЗАО имени Кирова во главе со своим всегда зовущим думать руководителем.

Поделиться: