Выберите ваш город
Или укажите в поле
20 Мая 2013
СРО и контра

Саморегулирование, внедренное в стройкомплексе три года назад под флагом снижения роли государства и усиления рыночных механизмов, вышло отрасли боком. Рыночный механизм на практике стал субъектом рынка: вместо регулятора рынка СРО оказались просто хорошим бизнесом для его создателей.

 

С середины февраля в строительной отрасли — крупный скандал. Основатель Национального объединения строителей (НОСТРОЙ), в которое входят почти все 260 саморегулируемых организаций (СРО) стройкомплекса, а также одной из крупнейших СРО, МОС, Ефим Басин воюет с бывшим руководителем аппарата НОСТРОЙ Михаилом Викторовым за контроль над этими организациями, сообщает kommersant.ru.

События разворачивались так. Обе СРО были созданы Басиным в конце 2009 года, и первое время он уделял им большое внимание. В последние годы, однако, акцент сместился на собственный строительный бизнес (компания Басина "Инжтрансстрой" занимается строительством в Сочи). Управление СРО в значительной степени легло на плечи Викторова, сподвижника Басина. В середине прошлого года, по утверждению Басина, ему поступили сигналы о том, что Викторов с работой не справляется и не совсем честно расходует бюджет НОСТРОЙ (за прошлый год — около 800 млн руб.). Была созвана комиссия по оценке эффективности использования поступающих в НОСТРОЙ средств. Результаты, очевидно, были настолько шокирующими, что их так и не обнародовали. Комиссию распустили, а Викторова в феврале этого года уволили.

Тут выяснилось, что за время фактического руководства объединением Викторов прочно врос в отрасль (сразу после отставки, например, он получил премию РБК "Персона года-2012 в строительстве") и без боя не сдастся. В марте он выдвинул свою кандидатуру на пост президента СРО МОС и выиграл.

Команда основателя МОС Басина, естественно, результаты выборов не признала и вступила в информационную войну. Хлынул поток компромата на Викторова: теперь уже его обвинили в растратах (150 млн руб.), фальшивых командировках в Санкт-Петербург, где проживает его семья, краже уставных документов организации. В ходе военных действий был создан сайт zanostroy.ru, здесь уже строители не брезговали ничем (так, новость о растратах Михаила Саакашвили в Грузии вышла с заголовком "Их Михаил покруче нашего будет").

Сторонники Викторова в ответ открыли сайт npsromos.ru и стали пугать заголовками "Если надо — Викторов подтвердит свою победу", "Даже прокуратура не верит этим доносам" и "Захватывать получается лучше, чем строить" (в последней статье в вину Басину вменяется обрушение крыши на одном из построенных им объектов).

На прошлой неделе, в среду, сторонники Басина провели повторные выборы президента МОС. Победил на них, как можно было предполагать, Басин. Викторов эти выборы не признал и подает в суд: пакет его документов с первых выборов уже находится в Минюсте на регистрации. Если правота Викторова будет доказана, скорее всего, он попытается сместить Басина и с поста президента НОСТРОЙ: человек, не являющийся руководителем СРО, по закону не может руководить объединением СРО.

Главный идеолог СРО Виктор Плескачевский считает, что в стройкомплексе все пошло не так, поскольку в 2007 году Госдума приняла не его версию закона

 

За что воюем

 

Компромат, альтернативные собрания, обвинения в краже документов — история битвы за СРО очень уж напоминает почти забытые истории рейдерских девяностых. В рейдерстве напрямую обвиняют друг друга и участники военных действий. "Попытка рейдерского захвата СРО — это очень плохой сигнал для рынка,— предупреждает член ревизионной комиссии НОСТРОЙ, гендиректор Балтийской дноуглубительной компании и бывший глава Росстроя Владимир Бланк.— Ефим Басин — это один из крупнейших подрядчиков в стране, он является основателем и МОС, и НОСТРОЙ, и всем профессионалам очевидна беспочвенность притязаний Викторова".

Между тем строители, соблюдающие нейтралитет, большой опасности для себя в этих войнах не видят, но видят признаки нездоровья системы СРО в стройкомплексе. "Вся эта история с рейдерским захватом СРО выдает создателей этих организаций с головой,— комментирует участник интернет-движения "Анти-СРО", генеральный директор ЗАО "Поликром" Владимир Полозюк.— Согласитесь, рейдеры ведь не интересуются действительно некоммерческими организациями, им интересен перехват финансовых потоков".

Финансовые потоки в СРО на данный момент сконцентрированы очень приличные. Общая сумма, аккумулированная всеми строительными СРО, составляет 200 млрд руб. Формируются эти средства из вступительных и членских взносов, а также взносов в компенсационный фонд, которые обязан платить каждый член СРО. Например, у объединяющего все строительные СРО НОСТРОЙ только в компенсационном фонде — более 50 млрд руб. Вступительный взнос сюда составляет 500 тыс. руб., членский — по 5 тыс. руб. с каждой строительной организации. Объем компенсационного фонда СРО МОС оценивается в 1,5 млрд руб.

Проблем со сборами, особенно вступительными, почти нет: с 1 января 2010 года, после того как по всей стране было отменено действие ранее выданных строительных лицензий, членство в СРО — единственный способ получить допуск к строительным работам. Добровольным вступление в СРО осталось только для небольших компаний, занимающихся возведением малоэтажных объектов, кровельными и фасадными работами, а также внутренней отделкой и монтажом внутренних сетей.

Минимальная сумма взносов в компенсационный фонд также обязательна и жестко регулируется законодательством. Согласно федеральному закону N315 от 1 декабря 2007 года "О саморегулируемых организациях", изменения в который вносятся практически ежегодно, сумма взноса в компенсационный фонд на сегодняшний день должна составлять не менее 300 тыс. руб. для строительных организаций и 150 тыс. руб.— для компаний, ведущих проектные и изыскательские работы.

"Когда я получал лицензии, это и было на порядок дешевле, и выдавали лицензии профессионалы, которые хоть что-то понимали в моей работе,— говорит генеральный директор ЗАО "Центр Элит Лифт Сервис" Сергей Грибанов.— А сейчас что? Вовлечь как можно больше членов, потому что заработок руководства зависит исключительно от их числа. Для организаторов смысл понятен, а для отрасли — в лучшем случае ноль".

 

Куда уходят деньги

 

Действительно, никакой активной деятельности СРО, кроме сбора взносов, не наблюдается. Деньги компенсационных фондов, например, просто лежат мертвым грузом: с момента появления системы в 2010 году не зафиксирована ни одна страховая выплата, не проведена ни одна реформа, требующая финансовых затрат, не создан ни один новый техрегламент. Правда, в начале апреля на VII Всероссийском съезде НОСТРОЙ Басин настойчиво повторял, что так быть не должно и что вскоре все изменится. "Можно было бы тратить деньги компенсационного фонда на строительство жилья, использовать их для снижения процентной ставки по ипотеке",— расписывал он прекрасное будущее. Но тут же противоречил себе, подчеркивая, что компенсационный фонд — это все-таки подушка безопасности, поэтому, наверное, для начала нужно вложить деньги в устойчивый государственный банк — Сбербанк или ВЭБ.

Зато ни у одного СРО нет сомнений в том, как тратить вступительные и членские взносы: все они уходят на содержание аппарата. За сбором этих денег в НОСТРОЙ, например, тщательно следят: составляют черные списки должников, чинят им препятствия в тендерах и даже подают в суды с целью принудительного взыскания невыплаченных членских взносов. Правда, это не всегда заканчивается успехом. В январе НОСТРОЙ проиграл суд, в котором пытался взыскать с некоммерческого партнерства "Стройрегион" 6,5 млн руб. невыплаченных членских взносов. Судья напомнил НОСТРОЙ, что все СРО должны обосновывать обязательные к выплатам суммы членских взносов путем равномерного деления расходов на количество членов. Годовые расходы НОСТРОЙ и на тот момент сумел доказать немаленькие — 500 млн руб., но членские взносы для части организаций, как выяснилось на суде, он установил в шесть—восемь раз больше положенного.

Прецедент может дать повод многим СРО пересмотреть отношения с НОСТРОЙ. Тем более что его деятельностью и так недовольны. В идеале НОСТРОЙ как объединение всех строительных СРО должен заниматься переработкой нормативной базы в строительной отрасли и созданием техрегламентов. Именно с этим расчетом в России с 1 января 2010 года были отменены для обязательного соблюдения все строительные нормы и правила (СНиПы) и ГОСТы. Всем этим с 2010 года должны были заниматься СРО, параллельно участвуя в разработке и обсуждении проектов федеральных законов и госпрограмм, затрагивающих вопросы строительства. Однако на деле за два года работы НОСТРОЙ, да и все остальные СРО не слишком активно пользовались этим правом. За все время существования НОСТРОЙ выдвинул 14 законодательных инициатив, из которых принято всего три. В рамках одной из них предлагается увеличить минимальные требования для получения допуска к работам на технически сложных объектах капитального строительства (в чем многие увидели только новые механизмы для коррупции в СРО). Две другие связаны с сугубо внутренней деятельностью НОСТРОЙ: устанавливается порядок взаимодействия госорганов с объединением и снимается ограничение на занятие одним лицом поста президента национального объединения более двух сроков подряд. Последняя поправка, принятая Госдумой, и позволила Басину переизбраться на второй срок.

Противники в борьбе за руководство СРО МОС обвиняют Михаила Викторова в растратах, но он утверждает, что тратил понемногу и на дело

 

Отрасль невезения

 

Среди всех отраслей, перешедших от лицензирования к СРО (сегодня их уже почти четыре десятка), стройкомплекс проводит реформу наихудшим образом. Это признает даже главный инициатор новации Виктор Плескачевский, который с середины 1990-х годов лоббировал в Госдуме принятие соответствующих законов. "В других отраслях опыт создания СРО более успешный,— говорит он.— Хотя, конечно, в своих оценках мы должны учитывать тот факт, что у нас посттоталитарная экономика и нам требуется время на становление всех этих коллективных форм творчества. Оценщики, например, после введения СРО выработали нормальные стандарты, которых у них не было при лицензировании".

Неудачный опыт создания СРО в строительной отрасли Плескачевский связывает с тем, что на момент принятия закона в 2007 году было принято не его предложение, а версия другой группы депутатов. "Я категорически настаивал на однородности членства в СРО и на том, что главным действующим лицом должен быть генподрядчик, всем остальным СРО не нужны,— вспоминает Плескачевский.— Но решили загонять в СРО все бесконечное множество строительных профессий. В итоге мы имеем две с половиной сотни СРО, из них половина — коммерческие, которые занимаются тем, что за деньги дают строителям допуски".

Впрочем, Плескачевский подчеркивает, что хуже стройкомплексу от введения СРО не стало. "Потому что хуже уже некуда,— объясняет он.— По-прежнему на каждый объект создается новый генподрядчик, ответственности никакой. Но в этом году я вижу уже какие-то позитивные сдвиги: сами представители отрасли заговорили о том, что нужно делать СРО для генподрядчиков".

Рядовые строители полагают, что хуже все-таки стало. Главное, что изменилось,— выросла стоимость входа на рынок (по их оценкам, в три—семь раз), в результате чего пострадал малый бизнес. По мнению участников форума "Анти-СРО", снизилось и качество строительства, "потому что профстандарты в СРО не отслеживаются и ответственности никакой". "В настоящее время технический контроль состояния отрасли со стороны надзорных органов практически полностью снят,— подтверждает Сергей Грибанов.— Взамен внедрен принцип "Исправно и хорошо плати — и живи спокойно"".

Те, кто пребывает у руля СРО, отчасти тоже признают проблемы, но, с их точки зрения, коренным образом систему менять не нужно. "СРО в стройкомплексе никакой катастрофой не обернулось, но у действующей модели есть серьезные недостатки,— полагает Владимир Бланк.— Сейчас просто пришло время их исправить. Во-первых, придумать механизм, чтобы заработала финансовая ответственность. Во-вторых, изменить законодательство таким образом, чтобы ответственность несли не только юридические, но и физические лица".

Поделиться: