Страхование с господдержкой. Нелогичный конец

Страхование с господдержкой. Нелогичный конец

13 Ноября 2013
Страхование с господдержкой. Нелогичный конец

Как стало известно, президент РФ Владимир Путин поручил правительству проработать вопрос создания государственной страховой компании, которая будет заниматься агрострахованием. Таким образом, наконец, завершилась моя многолетняя дискуссия с оппонентами и коллегами. Многие из них – кто с иронией, кто со злорадством, кто со вполне понятным профессиональным недоумением, – спросят: так за что же боролись страховщики и, в частности, г-н Григорьев? Ответу на этот вопрос и посвящен данный пост.

Около восьми лет назад, когда еще не было соответствующего закона, дискуссию вызывало то, что страхование урожаев с господдержкой является во многом, а по моему мнению, – чуть ли не на 100% – «схемным» страхованием. По сути, сельское хозяйство страны от него не получало ничего. И создание Национального союза агростраховщиков, и борьба с Агропромстрахом во многом способствовали изменению конфигурации рынка, но не его сути.

Главной задачей агрострахования во всех цивилизованных странах является переложение проблем и убытков сельхозпроизводителей на страховщиков и снижение нагрузки на госбюджет путем ее перераспределения на страховой рынок.

Российский закон о страховании урожаев с господдержкой, как я уже неоднократно писал, изначально несет в себе массу недостатков и является законом о катастрофическом страховании. Последние события на Дальнем Востоке продемонстрировали его полную неработоспособность. Казалось бы, очевидно, что в нынешней ситуации нужно анализировать суть событий, действие этого закона, и пытаться его изменить.

Однако наше государство не смогло найти ничего лучше, кроме как в очередной раз эксплуатируя идею, что коммерческие страховщики – плохие и плохо выполняют свою функцию, предложить создать государственного «монстра», который, как ему кажется, будет работать лучше.

Непрофессиональная и беспринципная позиция государства и его органов за прошедшие годы – прежде всего, Минсельхоза, отдельных департаментов правительства, страхнадзора и лоббистов-страховщиков (прежде всего, Агропромстраха) привела к тому, что нормальной ситуации с агрострахованием в стране не сложилось. Все недостатки отрасли – непрозрачное распределение субсидий, необходимость сельхозпроизводителей ходить к чиновникам с протянутой рукой – это последствия именно государственного и чиновничьего управления. Именно это управление и привело к тому, что закон фактически не работает (ни в коем случае не отрицая факта, что целая группа страховщиков занималась и занимается схемами).

Но вместо того, чтобы извлечь из этой ситуации урок, государство не находит ничего лучше, кроме как фактически закрыть данную отрасль для коммерческих компаний. Утверждаю это осознанно, с четким пониманием того, как административный ресурс будет работать при реализации этого проекта.

Что предлагается? Предлагается создать госкомпанию, которая якобы будет страховать сельхозриски. Но, во-первых, ее нужно наполнить капиталом. С учетом задачи покрыть чуть ли не 80–90% всех сельхозплощадей, только на это потребуется 10–15 млрд р. Кроме того, необходимы персонал, филиальная сеть (учитывая специфику работы такой госкомпании), – на все это тоже будут тратиться бюджетные деньги. Эффективность использования бюджетных средств внутри госкомпаний, что ни для кого не секрет, весьма низкая.

Хотел бы напомнить авторам идеи, что есть и чисто профессиональные позиции. Когда страхованием занимаются многие коммерческие компании и их объединения, то действует рыночные механизмы. В этом случае для оценки рисков перестраховщиками, которые создают перестраховочную емкость, не существует понятия организационной кумуляции риска (то есть сосредоточения всего риска в руках одной организации). При упомянутом административном ресурсе (а иного просто не будет) 80–90% риска будут сосредоточены в данной компании. Это, в свою очередь означает, что для перестраховщиков будет действовать принцип кумуляции риска – именно эта компания будет отвечать по всем событиям в любой точке РФ. Следовательно, как минимум, стоимость перестрахования будет гораздо выше, чем сейчас. Кроме этого, будет стоять вопрос со стороны многих перестраховщиков – стоит ли вообще принимать риски от компании с таким уровнем кумуляции?

Понимаю, что подобными тезисами авторов идеи не испугаешь. Но не могу не обратить внимание на то, что все это вызовет дополнительные бюджетные расходы. И, несомненно, с точки зрения использования государственных средств, которые будут идти на содержание госкомпании, страхование урожаев с господдержкой будет обходиться гораздо дороже, чем сейчас. Но главный вопрос будет состоять в том, что весь объем убытков при недостаточной емкости перестрахования будет целиком покрываться за счет дополнительных госрасходов. Отдельная неприятная тема, – уверен, что коррупционная составляющая в этом сегменте вырастет во много раз.

Напомню, у нас уже есть финансовый институт, который занимается сельским хозяйством – Россельхозбанк. Посмотрите на объемы государственных вливаний в этот банк за последние несколько лет. Возникает вопрос: мы и на страховом рынке хотим создать такую же структуру, в которую государство будет вливать все больше и больше денег? Тогда это точно конец нормального профессионального страхования для сельхозотрасли – и, по моему мнению, конец совершенно нелогичный.



Александр Григорьев, Генеральный директор ОСАО «Ингосстрах»

Поделиться: