«Техническая модернизация экономики в целом неизбежна в условиях членства в ВТО»

«Техническая модернизация экономики в целом неизбежна в условиях членства в ВТО»

24 Сентября 2013
«Техническая модернизация экономики в целом неизбежна в условиях членства в ВТО»

В октябрьском выпуске журнала, приуроченном к крупным международным выставкам «Золотая осень» и «АгроТек», мы решили отметить годовщину вступления России в ВТО и поговорить с экспертами об изменениях на агропромышленном рынке. Около 18 лет Россия добивалась членства в ВТО. Прошло чуть больше года с момента вступления в крупнейшую торговую организацию мира, а российские предприятия пришли к выводу, что участие в ней не оправдывает ожиданий. Так ли это, какие проблемы и перспективы ждут отрасль помогли разобраться приглашенные эксперты агропромышленного комплекса:

 

Михаил Мизин, координатор по работе со странами Таможенного Союза ЕврАзЭС, Ассоциация производителей сельхозтехники Германии VDMA Agricultural Machinery

Ушаков Олег Валентинович, кандидат сельскохозяйственных наук, директор торгово-консалтинговой компании «Максимум ПРО», руководитель «Фитолаборатории»

Алексей Мошненко, директор департамента маркетинга компании Ростсельмаш

Денис Радионов, директор по персоналу компании Ростсельмаш:

 

Можно ли назвать агропромышленную отрасль в России жертвой нового порядка?

Олег Ушаков: Да, это одна из жертв нового порядка, а вместе с ней и ряд отраслей связанных с обеспечением сельхозтоваропроизводителей и переработкой продукции.

Михаил Мизин: Очевидно, что агропромышленный сектор больше других пострадал от вступления России в ВТО. Нельзя сказать, что это стало полной неожиданностью, ведь этот сектор во всем мире считается наиболее уязвимым, да и опыт других стран подсказывал, что эффект будет скорее отрицательным для отрасли.

Другой вопрос - в какой плоскости лежит причина сложившейся ситуации? Разумеется, легче всего было бы назвать причиной всех бед новые торговые правила, но такой подход будет однобоким, ведь он не вскрывает в полной мере весь спектр структурных и системных проблем самой отрасли, а, значит, и не дает правильных рецептов выхода из сложившейся ситуации.

Наиболее показательным в данном контексте является тот факт, что не произошло так называемого «потребительского эффекта», который был столь ожидаем накануне вступления в ВТО. Речь идет, прежде всего, о снижении конечных цен на ряд продуктов питания за счет дешевого импорта. В частности, ожидалось падение цен на свинину на уровне 10-15%, но этого и близко не произошло.

Думаю, что причину явлений подобного рода стоит искать не в правилах нового порядка, а в системных проблемах самой отрасли в нашей стране. Ведь закупочная цена действительно сильно упала после вступления в ВТО, однако в то же время цена для конечного потребителя осталась практически неизменной. И все это происходит на фоне роста цен на корма, что ставит аграриев в еще более трудные условия. По сути, снижение пошлин дало лишь дополнительные ценовые преимущества торговцам, что явно не способствует ни повышению конкурентоспособности сельхозпроизводителей, ни развитию отрасли в целом.

В этом контексте вступление в ВТО само по себе нельзя назвать причиной всех бед российских аграриев, ведь оно лишь обнажило существующие проблемы отрасли. Соответственно, и рецепты решений следует искать в этой плоскости.

Прежде всего, нужна продуманная государственная политика. При вступлении в ВТО Россия обеспечила себе значительную свободу маневра, и в первую очередь это касается сельского хозяйства. Главная задача – это правильно воспользоваться имеющимся в нашем распоряжении инструментарием для развития сельского хозяйства, ведь правила ВТО могут служить как стимулом к развитию отрасли, так и к ее деградации. Выбор направления – это вопрос политической воли и компетентного управления.

Отдельные сегменты сельского хозяйства, безусловно, остро нуждаются в господдержке. В то время как, например, птицеводство вполне обходится без господдержки и даже начинает наращивать экспорт мяса птицы в арабские страны, то КРС и мясомолочная промышленность без поддержки остается зачастую убыточной на фоне дешевого импорта, высоких инвестиционных требований и долгих периодов окупаемости проектов (5-7 лет). Здесь, конечно, в первую очередь нужны доступные кредиты, качественные корма, желательно собственного производства, кормозаготовительная техника, перерабатывающие мощности.

В целом, стратегическая задача России до 2018 года – максимально эффективно использовать льготный переходный период для адаптации отрасли к условиям современной международной торговой системы. Это отвечает не только интересам развития отрасли и экономики, но и в целом является приоритетным вопросом продовольственной безопасности страны.

 

Возможна ли грамотная техническая политика, а именно лизинг и льготное кредитование сельскохозяйственной отрасли в условиях членства России в ВТО?

Олег Ушаков: Сущность лизинга заключается в том, что это долговременная аренда средств производства, например транспорта, оборудования или сооружений, с возможностью дальнейшего выкупа. В настоящее время лизинг распространен среди сельхоз организаций. Чаще к нему прибегает средний и крупный бизнес. При этом данный финансовый инструмент дороже, чем кредит. Кредиты в основном берут для покрытия недостатка оборотных средств или для реализации проектов. Многие финансовые организации говорят об «индивидуальном подходе» при выборе и предоставлении финансовых инструментов, как самом оптимальном для сельхозпроизводителей. И в принципе, именно при грамотной политике направленной на поддержание крестьян, данные финансовые инструменты, а именно лизинг будут эффективны. Поясню почему:

После того как срок действия контракта между Лизингополучателем и Лизингодателем истекает, есть три пути:

  • Получатель лизинга возвращает арендуемое имущество и полностью покрывает задолженность.

  • Лизингополучатель осуществляет выкуп арендуемого имущества по так называемой остаточной выкупной стоимости.

  • Получатель продлевает договор на новый срок, оставляя за собой право временного владения предметом лизинга.

При этом необходимо учесть ряд сопутствующих положительных факторов: налог на добавленную стоимость, быструю амортизацию, налог на имущество, и самое важное время для получения средств производства и принятия решений. При этом необходимо принять во внимание ситуацию в банковском секторе, в свете принятия Центральным банком новых распоряжений.

 

Насколько конкурентоспособны российские товары на мировом рынке?

Алексей Мошненко: Конкурентоспособны. Опыт компании Ростсельмаш прямое тому доказательство. О конкурентоспособности нашей продукции очень красноречиво говорят данные последних сравнительных испытаний в ряде ключевых агрохолдингов. Техника Ростсельмаш работала в одинаковых условиях, на одном и том же поле с машинами ведущих мировых производителей. Результаты испытаний доказали, что Ростсельмаш не только не уступает, но и по многим показателям превосходит западные образцы.

Конкуренция на рынке сельхозтехники особо остро ощущается в сегменте высокопроизводительных комбайнов. Поэтому в сравнительных испытаниях приняли участие ACROS 580 (российская иномарка, как его называют аграрии) и высокопроизводительная роторная машина последнего поколения TORUM 760.

Так, в Воронежской области состязались 8 образцов техники, среди которых был ACROS 580. Он показал лучший результат по производительности (16,85 тонны пшеницы в час). Это больше, чем у остальных на 1 – 9%. В условиях растущих цен на топливо он оказался и самым экономичным по расходу горючего - 7,22 литра на гектар. Большая мощность зарубежных машин сослужила им плохую службу: при меньшей производительности заставила сжечь почти вдвое больше топлива на гектар. Это и было зафиксировано в итоговом протоколе агрохолдинга.

Другой показательный тест, на полях Орловской области при сравнительных испытаниях производительность зерноуборочного комбайна TORUM 760 оказалась выше, чем у машин западных марок, в среднем на 19%. Испытания доказали, что TORUM 760 значительно превзошел конкурентов по качеству уборки, по срокам, нагрузке и другим показателям. Производительность комбайна достигла почти 40 т/час. Машина Ростсельмаш даже в сложных агроусловиях, которые существуют в Черноземье, смогла работать на высоком уровне. Эти испытания лишний раз продемонстрировали лидерам агробизнеса, что наши комбайны готовы в равных условиях не просто конкурировать с западными моделями, но превосходить их. Мы хотим продолжить практику сравнительных испытаний, потому что считаем, что покупатели сельхозтехники должны знать о реальном положении дел в области современного машиностроения.

Олег Ушаков: Смотря, какие товары и на чьих рынках. Оружие, минеральные удобрений и энергоносители котируются на более чем 80 % мировых рынках. Сельскохозяйственная продукция и сельхоз техника значительно меньше как в географическом, так и денежном отношении.

 

О технической модернизации АПК: существуют ли проблемы повышения эксплуатационных качеств сельскохозяйственной техники?

Михаил Мизин: Техническая модернизация экономики в целом – это неизбежная необходимость в условиях членства в ВТО. По оценке президента Путина, именно в возможности использовать членство в этой организации для модернизации экономики и заключается главный плюс для России. К сожалению, по ряду многих показателей эффективности производства Россия сегодня значительно уступает странам с развитыми экономиками. И обеспечение хозяйств сельхозтехникой не является исключением.

Обновление парка оборудования хозяйств в России и других странах таможенного союза началось, по существу, только после 2004 года. Наиболее динамично этот процесс происходил в 2007-2008 гг., когда рынок сельхозтехники в России вырос до рекордных 4 миллиардов долларов. Далее, как известно, последовал кризис. Позитивная динамика начала прослеживаться только с 2011-2012 гг. Однако ее темпы отстают от реальной потребности хозяйств, то есть для повышения эффективности и, как следствие, конкурентоспособности, нужны современные трактора, комбайны, прицепная техника и т.д. Техника нужна как российского производства, так и импортная, ведь широкий ассортимент позволяет создать условия, когда каждое индивидуальное хозяйство может выбрать то, что лучше подходит к собственным индивидуальным потребностям.

Существующие проблемы производства сельхозтехники у нас в стране связаны как с высокими издержками производства, так и с более низким уровнем эффективности производства и производительности труда в этом секторе. В настоящее время отставание можно зафиксировать по целому ряду параметров, среди которых такие важные как экономичность, производительность, качество послепродажного обслуживания, экологичность, эргономика.

Однако я убежден, что производство сельхозтехники в России имеет хорошие перспективы. Мне представляется, что одним из эффективных направлений улучшения эксплуатационных качеств и повышение конкурентоспособности отечественной сельхозтехники является применение комплектующих ведущих мировых производителей. Это означает, что следует в первую очередь сконцентрироваться на так называемых основных компетенциях, все остальное можно приобретать от поставщиков по выгодной цене.

Развитие сельскохозяйственной отрасли в России, на мой взгляд, будет происходить как за счет российских компаний, так и ведущих западных производителей, инвестирующих в расширение производств в России.

Этот вопрос уже относится к сфере регулирования и политических мер. В частности, нужны стабильные и прозрачные условия для инвестиций, прежде всего в тарифном и нетарифном законодательстве. Существующие программы субсидированных кредитных ставок должны в равной мере применяться как к российской технике, так и к технике иностранных компаний, произведенной в РФ.

Проблема повышения эксплуатационных качеств сельскохозяйственной техники становится еще более выпуклой в условиях формирования Единого экономического пространства, затрагивающего несколько стран с разными требованиями к производительности и качеству техники. Так, например, в агроклиматических условиях Казахстана предъявляются более высокие требования к эксплуатационными характеристикам сельхозтехники, что выставляет дополнительные требования к качеству и эффективности.

Правильным направлением усилий представляется поддержка инновационности и эффективности производств в России в сочетании с программами федеральной и региональной поддержки, доступного финансирования и лизинговых схем, что соответствует стратегическим задачам развития отрасли и повышения производительности, энергонасыщенности, автоматизации управления и т.д. К сожалению, есть основания полагать, что прямые меры защитного характера едва ли служат этой цели, ведь они скорее «консервируют» ситуацию, вместо того, чтобы давать импульс к развитию. Намного продуктивнее было бы планировать стратегическую поддержку отрасли за счет стимулирования научных разработок и снижения сроков вывода продукции на рынок. В частности, у европейских производителей сельхозтехники средневзвешенная доля затрат на научные разработки составляет аж 4% - цифра недостижимая, к сожалению, на данный момент в российских условиях.

Олег Ушаков: Проблемы есть, начиная с общих для всех: недостаток финансов, удорожание энергоносителей и комплектующих, заканчивая своими специализированными: низкое качество комплектующих, отсутствие своих производств для выпуска комплектующих, крайне низкое финансирование НИОКР. развал систем и комплексов по испытанию техники, высокая конкурентность на данном рынке, низкая платежеспособность покупателей техники, низкая доля экспорта и т.д.. Необходимо отметить, что наши крестьяне сами повышают эксплуатационные качества сельхоз техники, за ней следят, модернизируют и используют рационально. Это подтверждают данные вторичного рынка сельхоз машин.

 

Нуждается ли агропромышленная отрасль в инновациях? Если да, то какое внедрение инновационных технологий Вы считаете наиболее эффективным?

Алексей Мошненко: Естественно, агропромышленной отрасли инновации необходимы. Назову основные тенденции, в соответствии с которыми строится процесс разработки и внедрения инновационных решений в АПК.

Первая тенденция – ресурсосбережение, экономичность, снижение себестоимости уборки и сокращение затрат на топливо.

Второй момент - повышение производительности машин за счет применения широкозахватных адаптеров, что в итоге повышает эффективность уборки на высокоурожайных полях.

Далее - работа комбайностроителей над снижением трудоемкости обслуживания техники.

Следующая тенденция - автоматизация техпроцессов, применение различных электронных систем, которые снижают процент участие человеческого труда. Этой тенденции подчиняются новейшие разработки, связанные не только с оптимизацией процесса уборки, но всего логистического процесса.

Также в настоящее время развиваются новые направления в сельхозпроизводстве, такие как no-till и mini-till. Это вносит определенные требования к сельхозмашинам. И техника Ростсельмаш подходит для работы в рамках этих технологий.

 

Олег Ушаков: Да, нуждается в быстром внедрении передовых высокоэффективных технологий и инноваций. В настоящий момент можно выделить два основных типа внедрения инноваций: сверху вниз и на местах. Сверху вниз внедряются ветеринарные био- препараты, био технологии, нано препараты, GPS системы, системы содержания скота и т.д. Основные трудность во внедрении инноваций таким путем связаны с разрывом производства и науки, слабым финансированием разработок инноваций для АПК и их внедрением. Отрицательно сказывается развал систем разработок и испытаний т.е. профильных НИИ, НПО, ВОИР и т.д., Не оправдан слабый контроль за расходованием финансов и внедрением инноваций со стороны госорганов за внедрением и поощрением организаций внедривших новшества.

Второй тип «на местах» появился от необходимости экономии ресурсов, повышения эффективности работы и сокращения затрат. Примерами инноваций «на местах»: оборудование разбрасывателей ТМУ гидроцилиндрами, что снижает затраты на регулирование дозирующих заслонок и позволяет из кабины трактора автоматически открывать и закрывать их; бинарные посевы культур; применение биореакторов для утилизации навоза и т.д; выращивание культур и производства био- топлива. Таких примеров много.

 

С чем, по-вашему мнению, связана проблема подготовки кадров для развивающегося АПК?

Денис Радионов: Та же структура причин, что и в постсоветской системе образования в целом. Первое и главное - отсутствие конкретного заказчика. Раньше было государство, и система образования готовила специалистов... Сейчас заказчиком является рыночная экономика, где глобально понятно, что нужны кадры, НО на микроуровне конкретный ВУЗ и конкретная Организация не имеют четких механизмов нахождения друг друга и взаимодействия... Бизнес плывет сам по себе, вылавливая кадры, ВУЗы дрейфуют в своих течениях. Как следствие, и как вторая причина, программы обучения устаревшие, не учитывают ни современных технологий, ни требований к персоналу работодателей. Третьим моментом является, конечно, контингент, который поступает в эти ВУЗы. Зачастую это далеко не самые лучшие представители молодежи, многие без конкретных жизненных целей, а значит и без какого-либо интереса к учебе. Плюс, учеба в ВУЗе - просто способ не идти в армию. Качество такого выпускника прогнозируемо...

Компания Ростсельмаш, которая, конечно, тоже является заложником данной ситуации, в противовес общей тенденции, считает, что "спасение утопающих дело рук самих утопающих", и поэтому с 2004 года реализует программу "Кадры для отрасли", а с 2012 стартовала и проект "образование"! Суть заключается в отборе лучших студентов и их поддержке во время учебы, а потом обеспечении получения работы в Ростсельмаш, либо в дилерской сети или у клиентов компании, в обновлении учебных программ и материалов, в оснащении ВУЗов современной техникой, которую производит Ростсельмаш. В рамках такого взаимодействия, сегодня это 25 ВУЗов страны, подготовлены сотни специалистов, которые нужны агропромышленному сектору, организованы современные учебные классы Ростсельмаш, проходят стажировку, по сути, повышение квалификации преподаватели, которые в дальнейшем вовлекаются в деловую активность компании и получают дополнительный доход от сотрудничества... Сегодня уже вложено более 50 млн рублей в это направление, и компания Ростсельмаш искренне верит, что только такой подход сейчас дает лучший результат и возрождает наши образовательные стандарты и сельскохозяйственный бизнес!

Олег Ушаков: С отсутствием мотивации и престижа работы на селе, с отсутствием развитой социальной сферы, слабой модернизаций, как самих хозяйств, так и учебных заведений и т.д.

 

В какой перспективе стоит ждать положительных изменений для российского агропромышленного бизнеса от членства в ВТО?

Олег Ушаков: Сложный вопрос. Пока негатива больше чем преимуществ от вступления. Крестьянам хочу посоветовать следующее: провести анализ хозяйственной деятельности предприятия, по его результатам принять необходимые меры для стабилизации положения хозяйства. Погасить или реструктурировать долги. Проводить систематический мониторинга внешней и внутренней среды предприятия для выявления угроз рисков и возможностей для работы на региональном рынке. Быть ближе к потребителю. По возможности проводить переработку продукции и реализовывать без посредников. Обновить насколько возможно, парк техники, скот и капитальные сооружения (фермы, гаражи, склады, ангары). Создать «финансовую подушку безопасности». Желаю успехов в работе.


«АПК Эксперт» благодарит спикеров, принявших участие в «Круглом столе»!

Поделиться: