Трансгенные растения скоро станут привычными

Трансгенные растения скоро станут привычными

1 Июля 2013
Трансгенные растения скоро станут привычными

«В мире есть царь — этот царь беспощаден / Голод названье ему». Прошло уже почти 150 лет, как Николай Алексеевич Некрасов написал эти точные строки, а они всё ещё актуальны. С природой ничего не поделать — как и всякому живому существу, человеку в первую очередь необходимо поддержание существования своего физического естества, то есть нужны воздух, вода и пища.

Сейчас на планете Земля живёт несколько более семи миллиардов человек, и среди них насчитывается около миллиарда голодных, то есть седьмая часть. А безвозвратно теряется около 30 процентов, почти треть, производимого в мире продовольствия: отходы при переработке, потери при хранении и даже уничтожение для сдерживания высоких цен.

Другими словами, накормить голодных при разумном потреблении можно было бы дважды. Но опыт и время показывают, что из этого ничего не получается, потому что «лишняя» еда находится в сытых странах, а голод царит за тысячи километров от них, пишет «Защита растений». И получается, что единственный реальный способ победить царь-голод — это научить, а то и заставить самих голодающих производить достаточное количество продовольствия прямо на месте их нищенского проживания. Причём с использова-нием достижений науки и самых прогрессивных технологий. В ряде стран эта политика привела к зелёной революции.

В середине прошлого века, сначала в Мексике, началось использование высокоурожайных сортов пшеницы, эффективных пестицидов и искусственных удобрений.

Вскоре Мексика превратилась из импортёра в экспортёра продовольствия, а руководитель этой программы Норман Борлоуг в 1970 году получил Нобелевскую премию. Успешная селекция зерновых и выведение сортов, максимально приспособленных для данного региона, стали важнейшим научным достижением в сельскохозяйственном производстве и позволили ликвидировать голод в Индии, Китае, Пакистане, Латинской Америке. Работы Борлоуга и его коллег спасли жизнь многим миллионам человек, а переворот, произошедший в производстве продуктов питания, был назван зелёной революцией.

Но за всё приходится платить. Использование высокоэффективных пестицидов, интенсификация земледелия привели к загрязнению окружающей среды, а кое-где и к опустыниванию или засолению почв. Впрочем, заботиться об экологии свойственно только сытым людям, а те миллионы спасённых от голода являются веским аргументом в пользу развития биотехнологий.

В результате победы зелёной революции количество голодных в мире резко уменьшилось в процентном отношении, но всё равно составляет почти тот же миллиард человек. Далеко не все они умирают от голода, но постоянное недоедание приводит к сокращению продолжительности и качества жизни. Например, граждане КНДР в среднем на восемь сантиметров ниже южных корейцев и весят меньше их на тринадцать килограммов. За исключением, разумеется, довольно-таки упитанного Высшего и Любимого руководителя Ким Чен Ына, которому самолётом привозят деликатесы из японских ресторанов.

 

Что бы такое ещё съесть?

 

В настоящее время обеспечены продуктами питания большинство индийцев и китайцев, голодавших или недоедавших в течение тысячелетий. Хотя голодные остаются и в этих региональных супердержавах с населением более миллиарда человек в каждой, наибольшее число голодающих, две трети от всего населения страны, проживают сейчас в Бангладеш, Индонезии, Конго, Эфиопии, Сомали и Пакистане. По разным причинам зелёная революция не пришла в эти страны или пришла, но не стала в них именно революцией. Да и сами возможности традиционной селекции и интенсификации сельского хозяйства уже практически исчерпаны.

Отчаявшись накормить голодных «нормальной» пищей даже после победы зелёной революции, недавно Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН, известная всем голодающим как ФАО, призвала население развивающихся стран питаться насекомыми.

Действительно, саранчу и разных жучков едят во многих странах Азии и Африки, а знаменитая «манна небесная» из Ветхого Завета представляла собой, по мнению историков, тучу саранчи. И по содержанию белка насекомые дадут фору даже крупному рогатому скоту. Однако гораздо эффективнее питаться не имаго, то есть собственно существом с крылышками и лапками, а предыдущей стадией развития — личинками. Вот уж где кладезь полезных веществ! Например, личинки мясных мух, опарыши, на 50 процентов состоят из белка, что своего рода рекорд.

Идея не нова. Американские индейцы задолго до европейской колонизации питались «котлетами» из местных мушек, в Африке некоторые насекомые считаются деликатесом. Ещё в 1970-е годы один отечественный биолог предлагал кормить свиней опарышами, растущими на отходах рыбоперерабатывающих предприятий. Предложение высмеяли, а потом и просто о нём забыли, хотя из опытов бедолаги следовало, что свиньи на опарыше дают грандиозный привес за короткое время.

Не нова и сама идея использования нетрадиционных источников питания, впрочем, нетрадиционных только для «белых».

В некоторых странах Азии едят собак, на рынках Вьетнама продаются «на мясо» крысы и другие некрупные зверьки. Одного из них лет пять назад купил удивлённый американский зоолог и тщательно исследовал. Зверёк оказался новым видом млекопитающих и стал зоологической сенсацией.

Однако ничего путного из попыток придумать альтернативу традиционному питанию не выйдет. Крыс едят уже столетиями, но голод в Юго-Восточной Азии не исчез. А если африканцы начнут более активно питаться личинками, то бессловесные твари мгновенно исчезнут из природы. Поэтому нет никакого другого пути, кроме дальнейшего совершенствования сельского хозяйства и выведения ещё более эффективных сортов растений и пород животных. Это стало возможным каких-то двадцать лет назад, и сейчас мы встречаем вторую, генетическую революцию в производстве продуктов питания.

На неё все надежды человечества, несмотря на истерические вопли борцов с прогрессом, живущих вовсе не в Африке, а исключительно в сытых странах.

 

Инженеры растительных душ

 

Основным достижением биотехнологической науки, приведшим к генетической революции, стало создание и массовое использование трансгенных или генно-модифицированных организмов, ГМО. Генная модификация представляет собой современный, прицельный и ускоренный способ селекции новых сортов растений или пород скота. Модификация, генная инженерия, осуществляется путём внедрения в генетический материал, ДНК, изучаемого организма гена другого организма, отвечающего за требуемое новое свойство. Например, из низкоурожайной, но устойчивой к полеганию пшеницы можно выделить ген «неполегаемости» и вставить его в ДНК высокоурожайной, но как раз склонной к полеганию пшеницы.

Традиционная селекция проводится фактически с той же целью, но только многолетним путём скрещивания разных сортов растений или животных, именно так были выведены все существовавшие ранее сорта зерновых, бобовых или породы домашнего скота. Важное отличие генной модификации от традиционной селекции — возможность скрестить принципиально нескрещивающиеся в природе организмы. Например, ввести ген животного в ДНК растения. Так были получены морозоустойчивые помидоры с генами рыбы североатлантической камбалы, засухоустойчивая кукуруза с геном скорпиона. Противники ГМО уверяют, что генная модификация когда-нибудь приведёт к появлению чудовищных мутантов и даже назвали продукты с ГМО «пищей Франкенштейна», а также считают недопустимым вмешательством в дела господа.

Однако многочисленные эксперименты на протяжении уже более 30 лет не обнаруживают никаких отрицательных последствий употребления таких продуктов в пищу.

Что неудивительно, мы и так тысячелетиями питаемся пшеницей и говядиной, но до сих пор ни один едок не заколосился и у него не выросли рога или хвост. Причём безопасность ГМО постоянно проверяется в десятках лабораторий на основе строгих тестовых испытаний по огромному числу параметров, а никакие выведенные с помощью традиционной селекции растения так тщательно не проверялись!

Безопасность ГМО признана и высшими авторитетами иудейской, мусульманской и католической религий. И среди миллионов диабетиков всего мира, уже более 20 лет употребляющих недорогой генно-модифицированный инсулин, нет ни одного противника ГМО.

Единственное, чего добились «зелёные», это обязанность производителя продукта указывать на этикетке процентное содержание ГМО. И что, это способствовало ликвидации голода? Читают ли эти расчудесные этикетки умирающие от голода неграмотные сомалийцы?

 

Трансген наступает

 

В результате разработки новых сортов пшеницы, сои, кукурузы удалось совершить переворот в производстве продовольствия. Резко увеличилась урожайность и скорость созревания сельскохозяйственных культур, снижена стоимость и повышено содержание в них питательных веществ, прежде всего белка, почти до нуля снизились потери от вредителей.

Например, введение в ДНК картофеля гена токсичности для колорадского жука позволило обойтись без применения инсектицидов — вот, кстати, аргумент в пользу ГМО, который стараются не замечать борцы с прогрессом.

Сейчас трансгенными соей, картофелем, кукурузой и помидорами засеяно уже более 152 миллионов гектаров в США, Канаде, Бразилии, Аргентине и Индии. В этих странах трансгенными продуктами с улучшенными свойствами питаются миллионы человек. Трансгены вышли и на европейский рынок, где приняты довольно строгие меры по оценке их безопасности.

В нашей стране для продажи и производства продуктов питания разрешено использование 16 видов ГМО: восемь сортов кукурузы, четыре сорта картофеля, два сорта риса и два сорта сахарной свёклы. Промышленное производство ГМО пока не позволено, и, для того чтобы получить разрешение, каждый сорт ещё должен пройти экспертизу и получить свидетельство о государственной регистрации. Это не за горами.

 

На пороге азотной революции

 

Уже скоро трансгенные растения станут привычными, как настольный калькулятор, а старые сорта — анахронизмом, как деревянные счёты.

Можно надеяться, что окончательная победа над голодом произойдёт уже в этом десятилетии, когда методами генной инженерии в ДНК злаковых культур удастся встроить ген клубеньковых бактерий, позволяющий бобовым усваивать азот прямо из воздуха, а не из азотных удобрений типа селитры.

Азот — абсолютно необходимый элемент в биологическом синтезе белка, основы жизни, но только бобовые переводят азот воздуха в усвояемую форму. Сейчас в зерне пшеницы лучших сортов содержится 12 процентов белка, а в говядине его вдвое больше.

При этом в пшенице практически отсутствуют незаменимые аминокислоты, необходимые для жизнедеятельности человека. В достаточном количестве эти кислоты имеются только в мясе, молоке и, в меньшей степени, в бобовых.

Недаром антропологи считают, что именно переход от растительной пищи к животной привёл к быстрому развитию мозга наших далёких предков, а в результате к появлению человека разумного. Так подтверждается сентенция «ты — это то, что ты ешь».

В обратном переходе от дорогого мяса к дешёвым злаковым, обогащённым ценным белком, имеется и важная экономическая составляющая. Дело в том, что для образования одного килограмма белка корове требуется примерно восемь килограммов традиционной пшеницы и пастбище огромной площади.

Переход на вегетарианскую, но полноценную по белку диету позволил бы окончательно решить проблему и голода, и даже недоедания. Чисто кулинарные проблемы уже решены: производятся стейки и котлеты, колбасы и ветчина из сои, по внешнему виду, вкусу и содержанию белка неотличимые от «мясных».

 

Опасное изобилие

 

Критики использования ГМО, как правило, одновременно ещё и вегетарианцы, и вот будет забавно, как они отреагируют на появления безмясных пшеничных бифштексов, полученных методами генной модификации. Борьба с прогрессом, ярким примером которой является разрушение ткацких станков в Англии в начале XIX века, совершенно бесперспективна. Как и «патриотическое» сопротивление иноземному, в отечественной биологии начавшееся с процессов против вейсманистов-морганистов. Напомним, что картошка, наш второй хлеб, пришла в Россию из Америки, как и помидоры и кукуруза. Вот уж, казалось бы, чужеродные растения с подозрительными генами на наших полях, а ведь мы едим их со времён Екатерины Великой!

Азотная революция приближается. Может быть, уже сейчас стоит подумать об отрицательных аспектах её будущего торжества. Изобилие тоже опасно, не при сомалийцах это будь сказано. Чуть ли не основной проблемой развитых стран сейчас стало ожирение, и надо уже сейчас потихоньку подготовить граждан к бифштексам из трансгенного мяса, причём намного меньшего размера, но полностью удовлетворяющих пищевые потребности человека.

Это ведь общий тренд развития науки и технологии: первый компьютер занимал целый этаж, а сто лет назад русский крестьянин запросто мог съесть «меру», то есть полведра «картох», правда, с унизительно малым содержанием истинно питательных веществ.

Как говорится, революция покончит с этим безобразием, но не бессмысленная и страшная социальная, а вполне мирная научная революция.

Поделиться: