Выберите ваш город
Или укажите в поле

Укол адреналина

29 Августа 2014
Укол адреналина

Несмотря на очевидные трудности, с которыми столкнется российский бизнес после введения продовольственных санкций, предприниматели считают принятое решение правильным и рассчитывают на то, что инструмент политического давления трансформируется в долгосрочную стратегию защиты и развития российского агропрома.

«Наконец-то петух клюнул, и мы начали принимать правильные для страны решения! Конечно, мы пострадаем от этих санкций, конечно, возможен рост цен на продовольствие, но огромное количество людей в стране будет считать эти потери естественными, поскольку в текущей политической ситуации важнее не устрицы и фуа-гра, а наша политическая и экономическая самостоятельность», — эта реплика московского ресторатора Андрея Деллоса характеризует общий настрой предпринимателей, с которыми «Эксперт» обсуждал последствия введенного Россией запрета на импорт продовольствия из западных стран. В ближайшее время отечественному продовольственному рынку предстоит серьезная перестройка, которая, как любое потрясение, не пройдет безболезненно. И относиться к этому нужно спокойно. Первые признаки турбулентности стали проявляться сразу.

Разные сегменты отечественной продовольственной отрасли находятся в разной степени готовности к предстоящей трансформации: если по мясу птицы мы себя практически полностью обеспечиваем, то, например, по говядине и фруктам велика зависимость от импорта. Главными пострадавшими внутри страны от введения санкций оказались импортеры, которые работают по предоплате: в основном это поставщики мяса. Сейчас они не могут завезти в страну оплаченный товар. «Санкции были введены день в день, и не было дано никакого транзитного периода, который, как правило, предоставляется, чтобы завершить поставки оплаченного товара, уже принадлежащего импортеру и находящегося по дороге в страну. У импортеров мяса зависло более 40 тысяч тонн продукции из США, Канады и Европы на сумму более 140 миллионов долларов. Среди поставщиков есть небольшие компании, для которых потери могут оказаться фатальными», — говорит Александр Никитин, вице-президент компании «Мираторг», ведущего производителя и поставщика мяса на российском рынке. Бороться в этой ситуации с ростом цен невозможно, считает г-н Никитин: «На складах нет запаса, компании несут убытки, поскольку сбыть этот товар в третьи страны без потерь не удастся». Мясники прогнозируют некоторый дефицит свинины в ближайшие месяцы. В основном это объем поставок из Канады и США.

Многие компании, имеющие собственные морозильники, вообще приостановили продажи, намереваясь дождаться ценового максимума. Птица тоже подорожает — при всей самообеспеченности этим сырьем мы порядка 10% объемов импортировали, в основном из США в виде замороженных окорочков. Впрочем, российским птицеводам восполнить возникший дефицит будет проще: у них цикл производства продукта самый короткий — порядка полугода.

 

Овощей хватит, с фруктами хуже

 

На рынке овощей открытого грунта (так называемый борщевой набор) больших проблем не ожидается. Сергей Филиппов, президент компании «Дмитровские овощи», отмечает, что ввоз той же картошки уже был закрыт в течение всего предыдущего года — на рынок этот факт не оказал негативного влияния, дефицита не наблюдалось. Что до остальных овощей, их импорт скорее мешал производителям. «Условия диктовали сети, им, очевидно, просто удобнее работать с импортерами-оптовиками, и на контакт с местными производителями они практически не шли, — говорит Сергей Филиппов. — Например, мы давно предлагали им контрактовать поставки овощей накануне сезона, чтобы мы также могли рассчитывать свои затраты и объемы реализации. Но они идут только на рамочные договоры, в которых не указаны ни цены, ни объемы закупок». Сложнее будет ситуация с фруктами и тепличными овощами — в этом сегменте объемы поставок из стран ЕС весьма существенны. Половина всех импортных яблок шла из ЕС, в основном из Польши — больше 1 млн тонн. В ближайшие месяц-два спрос внутреннего рынка на фрукты будет удовлетворяться за счет местного производства, а вот в ноябре — январе, когда в страну активно поступают фрукты из ЕС, может возникнуть дефицит (с февраля подключаются поставки фруктов из Южного полушария). Возместить дефицит фруктов за счет поставок из других стран будет трудно. С Польшей (да и со всеми крупными европейскими поставщиками) практически все импортеры работали в кредит, расплачиваясь после того, как товар получили. По этой причине и прямых убытков у них почти нет — товар просто вернули продавцу, ссылаясь на форс-мажор, хотя недополученные прибыли огромны, кому-то, вероятно, придется сокращать персонал, заморозить планы по строительству логистических мощностей и т. п. Производство яблок в нашей стране имеет давние традиции. Сбор урожая в 1960-х годах во Владимирской области Фото: РИА Новости С Сербией, которая сегодня рассматривается как один из «заменителей» Польши, по словам поставщиков, работать придется по предоплате. Сегодня у сербских поставщиков все телефоны постоянно заняты — им звонят все российские оптовики, цены на их продукцию растут. Что касается восточных стран, Пакистана и Китая, то их товар, по мнению оптовиков, однозначно будет дороже и хуже по качественным характеристикам — калибровка, внешний вид, лежкость и т. д., да и работать по предоплате с новыми контрагентами никто не станет, плюс будет повышение расходов на логистику. «Что для Китая один миллион тонн яблок, когда они производят порядка 30 миллионов тонн в год? Если предложить хорошую цену — легко продадут нам нужные объемы», — рассуждает менеджер одной из крупных оптовых компаний. Сегодня поставщики пытаются проработать варианты альтернативных поставок через партнеров в Белоруссии. Но вряд ли эта схема будет массовой — партнеры в Белоруссии есть не у всех, да и рисковать станут только самые отчаянные. Все это означает, что таких цен, как на польские яблоки, в стране осенью и в начале зимы не будет. Представитель петербургской оптовой компании рассказала, что рост цен в оптовом звене уже начался: яблоки, которые до санкций в опте продавались по 35 рублей, после санкций стали стоить 70, цена на голландский сладкий перец выросла еще больше — почти в четыре раза. Все, кто имеет запас на складах, немедленно подняли цену. Этот рост по некоторым продуктам, которым трудно найти альтернативу, уже дошел и до розницы. Нектарины, что в питерской розничной сети до санкций стоили 80 рублей, через неделю лежали на полке по 125. Кто сколько заработал — сеть и оптовый поставщик, — посчитать невозможно (например, разного рода бонусы идут по договоренностям). Сегодня все валят друг на друга — розница на поставщиков, те на розницу и производителей. Решить задачу обеспечения страны собственными фруктами и тепличными овощами можно только на основе долгосрочных программ, требующих и серьезных финансовых вливаний, и защиты рынка. Такие программы существуют и у садоводов, и у производителей защищенного грунта — сегодня они наконец начали обсуждаться в Минсельхозе. В любом случае быстрых результатов в импортозамещении ждать не приходится — яблоневый сад за год не вырастишь.

 

Розница боится роста цен

 

В отечественной рознице с введением санкций в пожарном порядке начался пересмотр портфеля поставщиков и ассортимента на полках. Алгоритм закупочной политики в текущих условиях выглядит следующим образом. «Во-первых, сейчас важно понять, насколько продукт, с поставками которого возникли проблемы, нужен потребителю. Какую долю в категории он занимает. Какова динамика спроса. Если покупатель не заметит его вымывания из ассортимента, такой товар сеть может исключить. Во-вторых, если товар потребителю необходим, оценить, можно ли закупать его у российского поставщика. Отечественные производители — гораздо более понятный, логичный и выгодный партнер для региональных сетей. Идеальный вариант — сосед по региону. В-третьих, если товар в России не производится (оливки, бананы и др.), тогда необходимо искать альтернативу у зарубежных поставщиков», — объясняет директор Союза независимых сетей России Сергей Кузнецов. Его слова подтверждают и другие игроки рынка. «У нас процесс ротации ассортимента идет всегда, просто в текущей ситуации объем работы больше и сроки сжатые. Будем расширять номенклатуру российских товаров, включая фермерскую продукцию. Уже сейчас ведем активный поиск поставщиков из стран Латинской Америки, Юго-Восточной Азии, Африки, а также тех стран Европы, которые не включены в санкционный список», — говорит руководитель отдела внешних коммуникаций сети супермаркетов «Азбука вкуса» Андрей Голубков. «Нам понадобится время, чтобы восполнить ушедший ассортимент, и это не вопрос нескольких дней, прошедших с момента введения эмбарго. Наши планы — укреплять и расширять сотрудничество с российскими поставщиками, в том числе с региональными. А если мы не найдем своим товарам аналогов на российском рынке, то будем восполнять ассортимент, фокусируясь на странах Латинской Америки (Аргентина, Бразилия), Южной Африки и на Новой Зеландии», — поясняет руководитель по корпоративным и внешним коммуникациям Metro Cash & Carry Оксана Токарева. Как правило, большинство торговых сетей сообщают, что доля импортной продукции, которая попала под запрет, незначительна. Это значит, что за последние годы как российские, так и иностранные розничные операторы уже успели нарастить в своем портфеле существенные объемы отечественной продукции. Больше всего розничные компании боятся повышения цен поставщиками: по ряду товарных категорий (сыры, морепродукты и др.) они уже получили уведомления о повышении цен. «Мы будем делать все от нас зависящее, чтобы повышение цен было менее болезненным для нашего покупателя, хотя от нас, ритейлеров, здесь мало что зависит, — говорит председатель совета директоров сети универсамов АБК Владислав Егоров. — Многие российские производители уже признали, что им придется поднимать цены поставок, так как себестоимость их продукции серьезно зависит от сырья, поставляемого из-за границы. В случае же с импортерами, когда им придется менять страну закупки товара, вероятнее всего, произойдет и повышение цен, и снижение качества. Ведь существовавшие до сих пор схемы закупок сформировались не случайно, а по законам рынка, по принципу лучшего соотношения цены и качества». Впрочем, Андрей Голубков обращает внимание, что даже при увеличении логистических издержек отпускные цены в странах, которые не попали под санкции, как правило, ниже.

 

Возможен ли ренессанс?

 

Что будет представлять собой в итоге наш продовольственный рынок через полгода-год, если не отменят санкции (многие производители в Европе и поставщики еще надеются, что здравый смысл возобладает и санкции будут отменены). «Стол наш станет, несомненно, беднее. Но не это должно нами двигать сейчас», — говорит ресторатор Андрей Деллос. Специалисты прогнозируют в первое время некую потерю в соотношении цены и качества продуктов при переходе на импорт из стран Востока, Азии и Южной Америки, а также на российские продукты. Преимущества европейского продукта заключались прежде всего в его безопасности для потребителя, что обеспечивали культура и технологии производства (чего, например, не скажешь о китайской продукции), его вкусовых качествах и в стандартизации, максимальной готовности для переработки. «Если приходит пангасиус, то он приходит весь длиной 50 сантиметров с погрешностью два-три сантиметра — это не мешок с судаком, где рыба от 10 до 50 сантиметров, — говорит Олег Лобанов из “КорпусГрупп”. — С точки зрения эффективности бизнеса стандартизированный продукт значительно удобнее в работе. Российский рынок еще не развит в плане передела сельхозпродукции — наш производитель соревнуется на рынке не с лидерами, а друг с другом, с соседним фермерским хозяйством, с соседней областью. Чем больше будет участников на рынке, шире рыночная среда, тем выше будет качество продукта». Разведение крупного рогатого скота — долгосрочный и капиталоемкий процесс. Одними санкциями зависимость России от западных поставщиков говядины и молока не ликвидировать «Санкции, безусловно, внесут некое оживление. Но это не долгосрочный инструмент, и рассчитывать на то, что кто-то будет строить серьезные инвестиционные планы на основе санкций, я бы не стал. Нужно не меньше трех лет, чтобы что-то заработало. Тем более санкции в любой момент могут отменить. Но если благодаря этому решению будут приняты какие-то новые серьезные программы и меры по долгосрочной поддержке агропрома, то это уже хорошо», — говорит вице-президент компании «Мираторг» Александр Никитин. По мнению специалистов, отечественный аграрный сектор полностью с потребностями рынка не справится. «Все будет зависеть от таланта и воли организаторов. Если мы сейчас разработаем реальный план преобразований, помощи нашим аграриям, то ренессанс возможен. Да, нам сложно производить высококачественную продукцию — у нас есть объективные ограничения, такие как климат и качество кормов. Но обеспечивать себя массовым продуктом мы обязаны. Но это тяжелая системная работа, которую нужно делать. Ведь над нами все смеются! Наши зарубежные поставщики, когда приезжают к нам, видят наши ресурсные возможности, пряча глаза, задают вопрос: а зачем вы у нас все закупаете? — говорит Андрей Деллос. — Сейчас момент для тех, кто хочет чего-то достичь и создать. А тот укол адреналина, который мы получили в виде санкций, пусть даже кратковременно, все равно даст толчок к поиску новых партнеров и возможностей. Что уже немаловажно».

Поделиться: