ВТО - это очередное насилие над нацией

ВТО - это очередное насилие над нацией

30 Января 2013
ВТО - это очередное насилие над нацией

Все последние события в аграрной отрасли – яркое свидетельство продолжающейся государственной политики деградации села, считает президент холдинга «Новое содружество», совладелец «Ростсельмаша» и один из самых непримиримых противников ВТО. В интервью журналу «Председатель» Константин Бабкин рассказал о невесёлых перспективах российского сельхозмашиностроения, о том, как можно удвоить объёмы сельхозпроизводства в России - и о том, почему его бизнес по производству тракторов в Канаде работает и развивается гораздо успешнее, чем в родном отечестве

 

Интервью Константина Бабкина, президента ассоциации "Росагромаш".

 

«Ничего личного – просто бизнес»

 

- Константин Анатольевич, в российском обществе, в бизнес-кругах авантюра со вступлением нашей страны в ВТО уже получила должную, крайне негативную оценку. А как вступление России в ВТО оценивают сами американцы?

 

- На Американо-Российском совете в Атланте выступал один из влиятельнейших американских юристов, который откровенно высказал точку зрения американского истеблишмента по этому поводу. Он без всякого стеснения произнёс в нашем присутствии буквально следующее: «России в ВТО не предоставлено на внешних рынках никаких дополнительных возможностей, но это не значит, что Россия сможет не выполнять свои обязательства, и не пускать американские компании на свой рынок. А если мы увидим попытки не выполнять условия – то Россия за это заплатит!». То есть, это откровенное злорадство, которое они уже и не скрывают. Американская элита по главным вопросам едина, они прагматичные, конкретные деловые люди, которые просто пробили для себя новые возможности, новые рынки.

 

- А насколько вообще сегодняшняя Россия в состоянии выполнять правила ВТО, как вы считаете?

 

- Прежде всего, следует уяснить, что «единые правила ВТО» – это пропагандистский миф! Нет там никаких единых правил, об этом нужно помнить всегда. Мы находимся в неравных условиях с Западом не только по уровню господдержки аграрного сектора, но и по целому ряду других важнейших позиций. Например: США может поддерживать своё сельское хозяйство в разных формах на 181 миллиард долларов в год, а Россия – максимум на 9 миллиардов, это в 40 раз меньше, чем в США. Да и этих денег село не видит. Америка может субсидировать экспорт своей продукции – а Россия не может. Евросоюз может устанавливать 100-процентную запретительную пошлину на ввоз зерна из других стран – а Россия не может. И так далее, этих позиций десятки.

В это же время наши доморощенные адепты ВТО как ни в чём не бывало заявляют, что мы должны держать рынок открытым. Ну, какие это единые правила? Разве это правила?! Очевидно, что условия, на которых нас втащили в эту организацию, абсолютно несправедливы, созданы за закрытыми дверями, без всякого публичного обсуждения, без серьёзных экспертных оценок, и ведут страну к деградации.

Любой нормальный человек скажет, что невозможно творить такое насилие над целой нацией. А у нас возможно всё. Если власть должна была выбирать между наличием у нас сельского хозяйства и членством в ВТО – нужно было выбрать сельское хозяйство. «Нельзя лишать село возможности развиваться. Что вредит селу – то не имеет права на жизнь!», - вот закон, который должен быть основополагающим для власти. К сожалению, сегодня всё иначе.

 

- ВТО уже ударило и по вашей сфере – отечественному сельхозмашиностроению. Пошлины на ввоз в Россию новой импортной сельхозтехники снизились в 3 раза, подержанной – в 5 раз. Правды ли эксперты, утверждающие, что усилившийся поток импорта попросту добьёт эту отрасль?

 

- Добьёт – не добьёт, но то, что мы не сможем развиваться так, как способны развиваться – это очевидный факт. Но и окончательно добить нас, я думаю, не получится. Сельскохозяйственное машиностроение - очень живучая отрасль, по крайней мере, если говорить о тех российских предприятиях, которые выжили к сегодняшнему дню. Конечно, доля импортной сельхозтехники на российском рынке сейчас резко вырастет. Ведь не стоит забывать, что западные страны, в отличие от России, ещё и активно субсидируют свой экспорт. Ну, что ж теперь делать? Будем жить и в этих условиях. Вот как раз на днях мы в Ростове провели большое совещание, где чётко объявили, что «Ростсельмаш» всё равно будет стараться развиваться, производить новые модели комбайнов. Просто мы гораздо меньше средств будем вкладывать в продвижение на внешние рынки, ужмёмся в прочих расходах, не связанных напрямую с производством.

Но следует сказать, что вступление в ВТО подтолкнёт другой, не менее опасный для экономики, для страны и её бюджета процесс: компании несырьевого сектора, в частности машиностроители, будут в массовом порядке переносить часть производства в Китай, в Восточную Европу, в другие страны. И этот процесс, между прочим, уже начался.

 

«Неконкурентоспособно наше государство, а не промышленность»

 

- Кстати, и у вашей корпорации «Новое содружество» есть серьёзные активы за рубежом, главный из которых — тракторный завод в Канаде Buhler VERSATILE. Как там сейчас обстоят дела?

 

- Да, четыре года назад «Ростсельмаш» приобрел известное тракторное производство в Канаде. Так вот, за прошедшие четыре года объём производства на заводе Buhler VERSATILE удвоился. А здесь, на российских заводах нашей компании, объём производства остался на прежнем уровне. Там двукратный рост — а в России стагнация. Очень показательный момент.

 

- В чём дело, почему такая разница? В менеджменте, в квалификации рабочих, в инвестициях?

 

- Нет, уровень менеджеров и рабочих в Канаде и России одинаковый, и в финансовом плане мы по-прежнему больше внимания уделяем именно российским заводам. Причина такой разницы состоит исключительно в экономической политике. Там, в Канаде, электричество для предприятий обходится дешевле, да все ресурсы там дешевле, там налоги ниже, чем в России, а кредитные ставки – в несколько раз ниже, чем в России. А ещё там работают законы, а вся бюрократия профессиональна и квалифицирована. Там, наконец, есть эффективная государственная поддержка экспорта – как политическая, так и финансовая: этим занимается специальное государственное агентство, разрабатывающее различные схемы льготного кредитования зарубежных покупателей канадской техники - вещь, невиданная у нас в России, где нет никакой поддержки. Понимаете, там любая фирма, производящая трактора, или свинину, или яблоки – это часть единого организма аграрной экономики: эффективного, предсказуемого, играющего по единым правилам. Там есть вменяемое конкурентоспособное государство – вот их единственное и главное отличие от нас.

 

Госпрограмма 2013 - 2020: «глубокая заморозка села»

 

- Итак, очевидно, что сельское хозяйство России сегодня, мягко выражаясь, не в приоритете у власти. Но есть ли там, наверху, хоть кто-то, кто понимает опасность этой ситуации, катастрофичность нынешней аграрной политики? Вы таких видели?

 

- Знаете, когда разговариваешь с отдельными людьми из Правительства, то большинство из них, 95 процентов, видят, что такая политика разрушительна и для отрасли, и для страны. И говорят нам, - «Да-да, конечно-конечно, мы прекрасно видим ваши проблемы, надо их решать обязательно!». Но удивительное дело – когда все эти люди собираются вместе, и являют собой некий единый организм под названием «Правительство России», то мы наблюдаем полное отсутствие разума, понимания проблем, элементарной ответственности за свою страну. Правительство в целом что-то где-то видит, как-то констатирует факты, но для решения острейших проблем в экономике страны не предпринимает ничего. Это касается не только аграрного сектора, кстати.

 

- Правительством принята новая государственная «Программа развития сельского хозяйства на 2013 – 2020 годы». Как вы оцениваете этот документ?

 

- Мои впечатления – противоречивые. С одной стороны, в кои-то веки там проговорено, что российским крестьянам всё-таки нужно создавать равные условия конкуренции их с зарубежными коллегами. На каком-то абстрактом, идеологическом уровне авторы это вроде бы понимают. Но читаешь программу дальше, и видно, что поговорили об этом – и забыли. Потому что если касаться конкретных цифр, заложенных в документе, то их основной смысл – замораживание нынешней ситуации. Да, меняется подход к господдержке – мы идём к дотации на гектар пашни. Но эти дотации останутся в десятки раз меньше, чем в других развитых аграрных странах. Даже польский и бразильский фермер, не говоря уже об американском, немецком и французском – по-прежнему будут жить в разы лучше, чем наш российский крестьянин.

В программе заложен рост сельскохозяйственного производства в среднем на 2 – 2,5 процента в год. Это ничтожный рост, это несерьёзно. Отсутствие всяких амбиций – вот что особенно бросается в глаза. Причём, можно заметить любопытную вещь: никаких точных обязательств по поводу даже заявленных цифр правительство на себя не берёт. Ведь прописаны не точные показатели – а как бы желаемые: «до 14 процентов», «до 130 миллионов тонн». И если не получится – ну что ж, да, не получилось. И не спрашивайте правительство, почему не получилось – написано же, что планируем не ровно 130 миллионов, а «до 130 миллионов».

Нам всем – аграриям, переработчикам сельхозпродукции, производителям сельхозтехники - как бы дают сигнал: «Ребята, всё у нас в порядке, в ближайшие годы всё останется как есть. Нынешнее состояние сельского хозяйства и социального положения села нас вполне устраивает, никуда двигаться мы не собираемся, развиваться мы не будем, а будем продолжать нынешнюю политику. Примите это как должное». Меня эта идея, конечно же, не радует. Современная аграрная политика России – это политика деградации.

 

«Если плохо с головой – страдает весь организм»

 

- Главный дамоклов меч, висящий над селом – огромная закредитованность хозяйств. Как можно решить эту проблему? И можно ли её решить безболезненно?

 

- Скажу сразу: я не сторонник «прощения» кредитов. Прежде всего потому, что кредиты в российском АПК распределены очень неравномерно. Громадные кредитные ресурсы получают различные «придворные» компании, околовластные бизнес-структуры, а тысячи фермеров этих кредитов никогда в глаза не видели, и не могут их получить, тем более льготные.

Мы должны идти принципиально другим путём: дать крестьянам возможность развиваться, реализовать огромный аграрный потенциал нашей страны. Брошенной земли у нас – миллионы гектаров, самые современные мировые агротехнологии сегодня доступны, и успешно осваиваются отечественными аграриями. Да вы же сами видите - люди на селе хотят работать и зарабатывать! Внутреннее потребление собственной сельхозпродукции можно поднять на порядок, здесь необъятный потенциал, ведь народ хочет питаться отечественными продуктами, а не заморскими. То есть, все предпосылки для большого, качественного скачка у нас есть.

И я не считаю, что нужны какие-то космические бюджетные вливания. Вдвое увеличить финансирование сельского хозяйства вполне по силам государству. А ещё – полностью убрать все налоги с сельхозпроизводителей. Все до единого! Сегодня в федеральном бюджете налоговые поступления от сельского хозяйства составляют всего 1 процент. Значит, можно полностью отменить всю налоговую нагрузку на аграриев, и государство этого практически не заметит. Зато сельчанам это облегчит жизнь.

 

- То есть, мы вновь подходим к планированию производства – с объёмами, площадями, с линейкой высеваемых культур и т.д.?

 

- Ассоциация «Росагромаш» несколько лет назад подготовила такой план-баланс. По нашему заказу группа ведущих российских экономистов написала предложения в Правительство. Но там, наверху, даже не восприняли эти предложения: там идёт какая-то своя игра, не имеющая отношения к реальной жизни.

Но мы не сдаёмся, и сейчас готовим новый проект - Единой аграрной политики России. Думаю, через месяц мы его предъявим аграрному сообществу страны. Мы там убедительно докажем, что можно и нужно ставить задачу до 2020 года удвоения производства продукции сельского хозяйства – молока, мяса, зерна, овощей. Это реальная программа. Если поддержать рынок, если немного поддержать деньгами, наметить точные планы, скоординировать усилия фермеров, государства и науки – то, мне кажется, все только рады будут трудиться на эту задачу.

 

- А сколько стоит эта программа? Какие бюджетные средства на неё потребуются?

 

- А вот как раз разрешённые правилами ВТО 9 миллиардов долларов в год. То есть, примерно в два раза больше, чем выделяется селу в данный момент. Но ещё придётся защищать отечественный рынок, конкретными политическими и экономическими решениями. Что, как вы понимаете, противоречит правилам ВТО, и не входит в стратегические планы властей.

 

- Ещё хотелось бы узнать ваше мнение о Едином экономическом пространстве. Какими должны быть наши отношения с партнёрами по ЕЭП – Беларусью и Казахстаном?

 

- Я, как и любой нормальный бизнесмен, горячий сторонник налаживания интеграции, кооперационных связей. Только эта идея сегодня не работает. Возьмём отношения с Беларусью. Белорусский рынок для России абсолютно закрыт: за последние пять лет «Ростсельмаш» ни одного комбайна в братскую республику не продал. Это личное решение президента Беларуси Александра Лукашенко. Зато для белорусской сельхозтехники рынок России открыт полностью, мало того, он ещё и субсидируется белорусским государством: там действуют годовые отсрочки кредитов поставщикам техники в Россию. Мы же такие отсрочки предоставить не можем. Я считаю, что это не интеграция и не дружба. Если уже мы строим единый союз, единые правила игры, не должно быть таких перекосов на рынке. А то мы открыли свой рынок нараспашку – и ничего взамен не получили!

Вообще, если правительство России не ставит задачу защиты своих производителей, создания рабочих мест – то это проявляется везде, во взаимоотношениях с Беларусью, с Америкой, с Европой, с Африкой, не имеет значения. Везде наблюдается одна и та же ситуация. Это уже какая-то болезнь. И очаг этой болезни – государственная власть. Ведь если мозг болеет – то начинает загнивать весь организм, правда? Ну, нельзя создать эффективное предприятие в государстве, которое больно, которое деградировало, поражено внутренними конфликтами и разборками. Вся экономика страдает от этого.

 

- Константин Анатольевич, напоследок спрошу об известном проекте «Ростсельмаша» «Кадры для отрасли». Проект очень важный, получивший отличные отзывы аграриев, студентов, директоров ПТУ и техникумов. Будет ли продолжена эта программа в следующем году?

 

- Экономическая ситуация непростая, поэтому в финансовых средствах на подобные проекты, мы, как вы понимаете, ограничены. Но на эту программу по оборудованию учебных аудиторий новейшей техникой концерна «Ростсельмаш», я уверен, мы ресурсы обязательно найдём, и будем её продолжать. Ведь в наших интересах как производителей техники готовить квалифицированных специалистов, поэтому обучение молодёжи – одно из приоритетных направлений нашей работы.

Поделиться: