Выберите ваш город
Или укажите в поле

Ядерное строительство

25 Февраля 2014
Ядерное строительство

В середине января 2014 года, когда большинство стран медленно восстанавливается после зимней спячки, премьер-министр Венгрии Виктор Орбан и президент России Владимир Путин заключили межгосударственное соглашение, чтобы построить еще два блока ядерных реакторов в районе, где уже существует действующий реактор в городе Пакш.

 

Этот вопрос стал предметом политической перепалки в Венгрии. Очень острая политическая атмосфера в Будапеште сделала невозможным объективное рассмотрение новой ситуации. И какие политические и экономические вопросы вызывают спор? Как этот вопрос рассматривается в венгерской политике?

 

Виктор Орбан (в этом году ему исполнится 51 год, премьер-министр Венгрии с 1998-го по 2002-й и опять стал премьером в 2010 году) был известен как антисоветский политик, сохранивший свою негативную оценку и по отношению к России. Он сделал себе имя, когда 16 июня 1989 года на похоронах казненного в 1958 году премьер-министра Имре Надя призывал советские войска выйти из Венгрии. Это прибавило ему некоторого героизма, хотя, по сути, советское руководство уже работало над выведением войск. Позже он продолжал шутить над Советским Союзом, которого он вообще не знал. Его антисоветская, антироссийская риторика и незрелые шутки вызывали недовольство у российских партнеров.

 

ФИДЕС (Альянс молодых демократов) и KDNP (Христианско-демократическая народная партия) победили на выборах в 2010 году и получили более двух третей мест в парламенте. С таким большинством можно было делать практически все, включая изменения основных законов, и принять новую конституцию. При такой огромной концентрации власти в руках премьер-министра Орбан без колебания использовал и злоупотреблял своими полномочиями, как это произошло сразу после формирования правительства в 2012 году в случае конфискации средств частных пенсионных фондов. Некоторые из его самовольных решений вызывали искренние сомнения в преданности Виктора Орбана демократическим принципам. Несмотря на эти сомнения, Венгрия производит впечатление демократической страны, хотя демократия здесь серьезно ограничена.

 

Во внешней политике страны заметны две тенденции в нынешнем правительстве.

 

Во-первых, максимизация суверенитета и маргинализация внешнего влияния и мониторинга государственных дел международными субъектами. В итоге страна выплачивает кредит, взятый предыдущими правительствами в МВФ, и теперь финансирует государственный долг внешними заимствованиями на международном рынке по значительно высшей процентной ставке, чем предлагает МВФ. Это противоречит экономической целесообразности, но не политической логике. Главной целью венгерского правительства было уклонение от мониторинга экономических показателей МВФ и соответственно его рекомендаций. По той же причине у венгерского правительства возникли споры с ЕС, в том числе в вопросе фундаментальных ценностей, также ряд правовых споров с Европейской комиссией.

 

Во-вторых, правительство начало переориентировать внешнюю политику страны под названием «Восточное открытие». Это означает уменьшение зависимости от Запада во внешней торговле, инвестициях и в более широком смысле. В настоящее время почти 80% внешней торговли Венгрии приходится на страны ЕС, и цель правительства — сократить этот показатель до 70%.

Необходимо обратить внимание на то, что эта цель может быть достигнута за счет увеличения части торговли вне ЕС или путем сокращения торговли между странами ЕС. Для такой страны, как Венгрия, которая в значительной степени зависит от внешней торговли, первое может быть раем, а второе — адом.

 

Очевидно, что премьер-министр Венгрии наслаждается компанией коллег, возглавляющих нелиберальные демократии, начиная с Москвы до Пекина и далее к странам Персидского залива. В конце концов, есть один вопрос, который ему дорог: собственная власть и ее сохранение.

 

Однако на данный момент «Восточное открытие» не принесло ему никаких плодов. Следовательно, открытие к России (а не к нерешительному Китаю, который решил рассматривать Бухарест в качестве своего главного партнера в Центрально-Восточной Европе, а не Будапешт, что вызывало разочарование у последнего) является идеей, которая может проложить мост между новорожденными идеями Венгрии и реальностью.

 

Политический сюрприз наступил с подписанием большого соглашения о строительстве двух новых ядерных реакторов-блоков, несмотря на то, что Венгрия при нынешнем правительстве не имела особо теплых отношений с Москвой. Таким образом, ни что иное, как чистый взаимный интерес, мотивировал обе стороны в их попытке заключить большое соглашение об инвестициях.

 

Россия уже давно пытается вернуться в Восточно-Центральную Европу со своей атомной промышленностью. Два года назад венгерский глава государства (который выполняет в основном церемониальные функции) Ласло Шойом сказал в интервью, что на встрече с Владимиром Путиным российским партнером было акцентировано внимание на двух вопросах. Один из них — это модернизация и расширение производства атомных электростанции российской компанией. Тот факт, что Россия добилась своего, имеет символическое значение. Это вписывается, в частности, в длинный список российских внешнеполитических успехов (дело Сноудена, сирийское химическое оружие, ослабление санкций против Ирана). Интересно, что это также успех и для Орбана. Это показывает, что «Восточное открытие» имеет некоторую перспективу и не полностью потеряно.

 

Если мы посмотрим на время подписания соглашения, то понятно, почему венгерский политический класс стал разделенным относительно этого вопроса. Это не вписывается в общую тенденцию, связанную с правительством и премьер-министром. Разумеется, не с Орбаном 1980-х и 1990-х годов. Однако с прагматичным, популистским Виктором Орбаном эпохи начала этого века это прекрасно вписывается. Имеет значение власть, получение экономической выгоды для поддержки политической базы (друзья, люди из своего села, товарищи по команде в местной футбольной команде) и месседж, что правительство действует и на самом деле руководит. Имеет значение демонстрация активности, а следовательно — в политическом порядке и для медиа. Это было достигнуто, и не только благодаря массовому контролю над электронными СМИ. Правительство в течение многих лет полностью тематизировало политический дискурс.

6 апреля 2014 года, то есть очень скоро, в Венгрии пройдут парламентские выборы. И остается открытым вопрос: была ли это хорошая идея подписать такой контракт менее чем за три месяца до этого? Хотя можно считать само собой понятным, что партия Виктора Орбана победит на выборах, и он сформирует следующее правительство. Но не ясно, будет ли большинство правительства таким подавляющим, как в данное время. Очевидно, было несколько причин, чтобы заключить соглашение с Россией до выборов.

 

Что касается экономических интересов, то они дополняют друг друга. С одной стороны, российский «Росатом» хочет увеличить свою часть на рынке в целом и в Европе в частности. Его экономический интерес очевиден. Каждая компания в мире делает то же самое. Россия как государство тоже заинтересована в этом вопросе, поскольку строительство атомных реакторов — это большой бизнес. Российское государство и банковский сектор выступают по соглашению как крупный кредитор российского инвестора. Речь идет почти о 10 млрд евро. А это огромная сумма, особенно для Венгрии, небольшого государства, которому отказали в МВФ. Кредит должен покрыть 80% от общей стоимости инвестиций и будет возмещаться в 30-летний период после завершения проекта. Опять-таки в этом есть четкая целесообразность. Россия хочет заключить соглашение и сейчас имеет достаточно денег, чтобы кредитовать строительство атомных реакторов. Предоставление кредита также в интересах Венгрии, которой традиционно (в действительности на протяжении веков) недостает инвестиционного капитала. Венгрия будет возмещать кредит, когда экономика России будет иметь меньше ресурсов от продажи нефти на мировом рынке.

 

Что касается стоимости проекта. Согласно оценкам, это будет самый дорогой реактор, когда-либо построенный «Росатомом». Однако Венгрия возместит средства кредитору, когда реактор уже будет производить электроэнергию. Премьер-министр Венгрии считает, что е в интересах страны производить 40% электроэнергии на ядерных реакторах. Возможно, это так и есть. Зато сейчас сложнее сказать, будет ли это экономически целесообразно. Но премьер-министр Венгрии никогда не колебался принимать рискованные и вредные решения, пока последствия не становились очевидными очень скоро и не влияли сильно на популярность его правительства.

 

Пока не ясно, нанесет ли ему вред этот проект. Однако само собой понятны негативные последствия этого проекта, если и будут, появятся только в долгосрочной перспективе. Венгрия будет оставаться в долгах на очень долгосрочную перспективу и будет продолжать тратить большую часть своего ВВП на обслуживание долга. Возмещение этого дополнительного долга будет задачей следующих двух поколений. Пока не ясно, будет ли это иметь последствия для политического курса Венгрии и будет ли страна проводить политический курс, который показывает «большее понимание» позиции России. Сейчас политика венгерского правительства сделает это возможным благодаря уходу Будапешта от устоявшихся демократий после 20 лет (1990—2010).

 

Пал Дунай - политолог, транзитолог, директор программ по международной безопасности Женевского центра политики безопасности (Швейцария).

Перевод www.inosmi.ru

Поделиться: