Выберите ваш город
Или укажите в поле

Подготовить почву

18 Июля 2018
Подготовить почву

Повышение плодородия белгородских черноземов в последние годы остается приоритетом для региональных властей и главным залогом повышения урожайности для сельхозбизнеса. Из-за интенсивного использования земель на протяжении десятилетий почвы деградировали. Семь лет назад белгородский чернозем сравнивали с "русским мужиком, жизнь которого еле подпитывается капельницами". Тогда же было объявлено о внедрении программы биологизации земледелия. Вернуть "здоровье" черноземам оказалось не так просто: первый этап программы завершается, но результаты его не так оптимистичны, как прогнозировалось в начале этого пути. Кое-где эйфория уступила место глубокому разочарованию. Почему так произошло?

Семилетка опытов
Семь лет назад объявленный курс на биологизацию земледелия захватил ведущих сельхозпроизводителей региона. Отказ от традиционной вспашки земель, посев сидеральных (то есть специально выведенных для удобрения почв) культур, приоритет для органических удобрений - все это, по прогнозам ученых, должно было оздоровить почву и принести аграриям дополнительную прибыль.

В первую очередь предприниматели рассчитывали сэкономить: нулевая обработка - так называемый no-till, при котором почва просто покрывается измельченными остатками травы, - сбережет средства на дорожающее горючее, зарплату работникам, которые в сезон трудятся и днем и ночью. Большим плюсом называли и то, что солому теперь можно оставлять на поле -она задержит влагу, что в нынешних условиях повторяющейся из года в год засухи очень актуально. Да и органики сегодня, благодаря развитому животноводству, - масса, что существенно сберегает средства, которые раньше тратились на минеральные удобрения.

Однако все оказалось не так просто. Руководитель предприятия "Советская Россия" Владимир Фоменков отмечает, что нулевая обработка почвы и сопутствующие ей принципы биологизации не всегда уместны.

- Так, как написано в книжках, не сделаешь, - вздыхает он. - Мы не можем оставлять солому на поле. Нам она нужна для животноводческого направления нашего хозяйства, где для крупного рогатого скота мы создаем глубокую подстилку. А в целом… Когда мы узнали об этих технологиях, была эйфория, которая ощущалась на первом этапе их внедрения. Затем наступил период глубокого разочарования, а теперь мы думаем - почему так случилось? У нас очень сложная климатическая зона, каждый год диктует свои условия. И при внедрении новых технологий возникает много вопросов, ответов на которые мы порой и не знаем. Например, почему нас одолели сорняки?

Не пахать, а получать прибыль
Оппоненты эксперта - такие же предприниматели - выражают иное мнение. Так, руководитель одного из хозяйств Виктор Ковалев уверен: чем сложнее природно-почвенные условия, тем выше потребность в новых технологиях. Нынешним летом район, где работает этот предприниматель, называют "эпицентром засухи".

- Мы лет пять применяем технологии биологизации почвы и не собираемся отклоняться от этого пути, - поясняет он. - И состояние посевов, несмотря на засушливое лето, сейчас вполне удовлетворительное.

Его коллега Виктор Алафердов предпочитает оперировать цифрами. Из почти полутора тысяч гектаров его пашни примерно пятая часть обрабатывается исходя из принципов биологизации земледелия.

- Мы решили внедрять эти технологии в 2014 году, когда поняли, что традиционные в наших сложных почвенно-климатических условиях и при обилии сорняков с широким ботаническим составом - просто не работают, - рассказывает Алафердов. - В результате мы увидели явный рост плодородия: при неизменном внесении органических удобрений урожайность зерновых за три года только росла. Так, в 2015 году этот показатель составлял 33,5 центнера с гектара, в 2016-м - уже 46,5 и, наконец, в 2017 году - свыше 47 центнеров. Затраты мы тоже посчитали: 18,8 тысячи рублей уходит на обработку одного гектара пшеницы по новым технологиями и более 20 - по традиционным. Значит, программа работает.

Генеральный директор компании "Искра" Михаил Сергеев, которого в регионе называют главным специалистом в деле биологизации земледелия, отмечает, что эффективность как нулевой обработки почвы, так и всей системы почвосбережения ярче всего проявляется на больших площадях.

- Эти показатели прямо пропорциональны площади обработки, - уточняет он. - Конечно, все это требует и затрат, и вложений. Полагать - мол, я не буду пахать, а стану только прибыль получать, наивно. Конечно, так не выйдет.

Виктор Алафердов добавляет, что для работы с новыми технологиями ему пришлось приобрести технику с шинами низкого давления. Еще несколько лет назад подобных машин на рынке недоставало, сегодня же выбор весьма велик.

Придумать стимул
Курирующий вопросы развития агропромышленного комплекса, заместитель главы региона Станислав Алейник подчеркивает: во-первых, эти технологии - не для лодырей, а во-вторых, барьеров для дальнейшего внедрения системы биологизации и новых технологий земледелия, действительно, множество. Но все они, по словам чиновника, преодолимы, важно только мотивировать сельхозпроизводителей лучше заботиться о черноземах. Он вспоминает ситуацию с раскислением почв: несколько лет назад, когда о биологизации только начали говорить, эта проблема стояла так остро, что региональному правительству пришлось субсидировать затраты на известкование. Свои плоды это принесло. Сегодня власти подумывают о преференциям тем хозяйствам, которые применяют технологии биологизации почв, - правда, точных решений пока не выработано. Но в общих чертах о мерах поддержки говорить можно. Заместитель начальника департамента АПК и воспроизведения окружающей среды Василий Мельников отмечает, что определенные проблемы, в том числе и финансового плана, серьезно тормозят процесс. Поэтому власти и планируют снизить арендную плату на землю или изыскать субсидии товаропроизводителям, перешедшим на новую систему.

- Департамент уже выработал критерии перехода, - уточнил он. - Это и создание специального севооборота, и полное отсутствие обработки, проведение операций исключительно на технике с шинами низкого давления, использование сидератов, внесение органического вещества не менее семи тонн на гектар. Также предусмотрен приоритет на участие в программах лизинга - для техники, которая позволит использовать no-till.

Насколько эффективным будет этот стимул, покажет время. Но те, кто уже отдал предпочтение новым технологиям, подчеркивают: пока другие стремятся к почвосбережению, они пойдут уже по пути почвосозидания, опережая конкурентов.

А как у соседей
В Воронежской области действует закон "О производстве органической сельскохозяйственной продукции". В нем прописаны основные требования к выращиванию растений и животных - не промышленным способом, с учетом местных условий, с минимальным загрязнением среды и акцентом на переработку отходов (а также побочных продуктов), предполагающую возвращение питательных веществ в почву.

Чтобы хозяйство считалось "органическим", в нем должны содержаться только здоровые животные и растения. Использование агрохимикатов, антибиотиков, стимуляторов роста и гормональных препаратов не допускается. Вместо них следует подбирать устойчивые к болезням и вредителям виды животных и сорта растений. Можно применять "механические и физические методы защиты" (грубо говоря, выпалывать сорняки). Нельзя - ГМО, технологию гидропонного производства и ионизирующее излучение. Животных можно кормить только тем, что выращено с соблюдением всех указанных ограничений.

При переработке допускается некоторое количество пищевых и технологических добавок, не являющихся органическими. Но нельзя использовать вещества и методы производства, "результаты применения которых могут ввести потребителя в заблуждение относительно действительного качества продукта".

Чтобы маркировать продукцию как органическую, надо пройти добровольную сертификацию. Эксперты должны оценить земельные участки, помещения, процесс производства, готовый товар и условия его хранения. На переход от традиционного сельхозпроизводства к органическому законодатель отвел не менее двух лет, срок отсчитывается с момента подачи заявления о сертификации.

Однако требования к органу сертификации даны очень общо. Неудивительно - ведь федерального закона об органическом земледелии пока нет. В России действует несколько организаций, которые выдают сертификаты на органическую продукцию, и среди профессионалов нет единства по поводу критериев оценки. Часть экспертов придерживается международных стандартов, часть - руководствуется собственной системой. В Воронежской области своего органа сертификации organic foods нет.

Закон предусматривает ведение реестра производителей органической продукции и дает региональным органам право оказывать таким хозяйствам поддержку. Но для реализации этих полномочий необходимо было принять ряд нормативно-правовых актов, до которых, судя по всему, за минувшие три года руки парламентариев не дошли.

Поделиться: