Выберите ваш город
Или укажите в поле
6 Марта 2018
Сеем цифры

На прошлой неделе президент России Владимир Путин обратился с посланием к Федеральному собранию. Журналистов больше всего интересовала презентация новейших образцов вооружения, и за яркими картинками многие даже не обратили внимания на тезисы, касающиеся экономического развития, в частности АПК. Между тем, по словам участников рынка, эта весьма консервативная отрасль сейчас стремительно меняется: появляются новые ниши, растут экспортные возможности. Мировые тренды изменят и российский рынок. Чтобы выжить, агробизнес будет вынужден наращивать производство высокомаржинальных продуктов, в том числе ориентированных на мировой рынок, и активнее инвестировать в новые технологии.

- Несмотря на меняющийся рынок, производство зерна остается главной статьей доходов российского АПК. Россия в перспективе может произвести и 200 миллионов тонн, но без развития других отраслей наше сельское хозяйство просто ждет коллапс, - говорит главный редактор Национального аграрного агентства ROSNG Дмитрий Беляев. - Рекордный урожай прошлого года - 134 миллиона тонн со всей очевидностью показал необходимость изменения структуры агробизнеса. Дело в том, что российские порты сегодня могут за сезон вывести не более 50 миллионов тонн зерна, а это значит, что в стране копятся излишки, и это влияет на цены и снижает рентабельность зернового производства.

Это понимают не только участники рынка и эксперты, но и власть. На завершившемся на днях XIX Агропромышленном форуме губернатор Ростовской области Василий Голубев заявил о том, что в донском регионе сегодня акцент нужно делать на те отрасли, которые связаны с высокими технологиями и смогут обеспечить максимальную доходность. Это, в первую очередь, молочное и мясное животноводство, производство овощей в закрытом грунте, переработка овощей и фруктов и ряд других направлений.

- В Ростовской области еще несколько лет назад предугадали грядущую проблему перепроизводства зерна (притом что регион ориентирован на экспорт и имеет меньше проблем со сбытом), - говорит советник президента региональной Торгово-промышленной палаты Юрий Корнюш. - Производство и экспорт пшеницы на юге дает неплохой доход. Но пшеница - это такое же сырье, как и углеводороды. Ориентируясь на экспорт, мы делаем так, что вся добавочная стоимость оседает за рубежом. Поэтому власти поставили задачу развивать животноводство и строить собственные мощности по переработке, чтобы маржа оставалась у наших производителей и именно здесь с нее платили налоги, а на селе появлялись новые рабочие места.

Сегодня на Дону строят новые перерабатывающие предприятия или увеличивают мощность действующих. В первую очередь, это касается переработки пшеницы и кукурузы, из которых в регионе делают крахмал, патоку, пищевые добавки и ингредиенты, различные аминокислоты для пищевого производства. Помимо прочего, эти компании обеспечивают стабильный рынок сбыта для местных фермеров, которые могут планировать объем продаж и цену зерна, а значит, будут увеличивать производство. И таких компаний все равно не хватает.

Помимо изменения рыночной конъюнктуры, перемены идут и в сфере агротехнологий. По данным Минсельхоза, в 2017 году Россия вошла в топ-15 стран по технологическому развитию и цифровизации АПК. А в этом году ведомство внедряет новую подпрограмму "Цифровое сельское хозяйство", которая поможет перевооружить село и выпустить на рынок технологии нового поколения.

- Сегодня некоторые продвинутые хозяйства уже применяют ресурсосберегающие технологии и "точечное земледелие". Система сначала проводит почвенный анализ поля, выявляя, где есть недостаток питательных веществ. Затем данные закладываются в систему спутниковой навигации. И потом при прохождении поля сельхозмашинами удобрения или пестициды вносятся точечно, только туда, где это необходимо, - приводит пример Дмитрий Беляев. - Это колоссально снижает затраты и может буквально на 50 - 60 процентов повысить рентабельность земледелия.

Правда, опрошенные "РГ" эксперты по-разному оценивают потенциал цифровой экономики. Главная проблема - зашоренность самих аграриев, их частое нежелание менять сложившийся и ставший для них привычным формат работы. А это значит, что даже доступные сегодня технологии в хозяйствах просто некому использовать. Но ситуация улучшается, уверяют практики. Современные фермеры с охотой осваивают дроны и технологии точечного земледелия, пытаются наладить продажи зерна через Интернет и занять новые ниши на рынке.

Эти тенденции ощущают на себе профильные вузы, и некоторые из них уже вносят изменения в учебные планы, подстраиваясь к появляющимся запросам рынка. Сейчас в инновационном центре "Сколково" в Москве проходит очередной набор Школы ректоров, где молодым управленцам из разных вузов страны представляют новые модели обучения.

- Мы прекрасно понимаем, что высшее образование нуждается в коренном изменении, - рассказывает преподаватель Донского государственного технического университета Денис Дубовер, работающий со "Сколково". - Поскольку Ростовская область - регион аграрный, мы решили сосредоточить усилия на двух направлениях: на точечном земледелии и биотехнологии. Например, разработали уникальный дрон, который сможет анализировать состояние посевов и самостоятельно обрабатывать поля необходимыми удобрениями и пестицидами. Но нужна системная работа, с широким привлечением экспертов и практиков, сотрудничество с опытно-производственными хозяйствами. Эта работа начнется уже в текущем году.

- Пример Нидерландов, США и некоторых других стран показывает, что будущее за интенсивными технологиями в АПК, - говорит Дмитрий Беляев. - России в этом отношении повезло. Во-первых, у нас колоссальное преимущество - огромные чистые территории, на которых можно заниматься производством востребованной сельхозпродукции. Плюс большие запасы пресной воды с низкой себестоимостью. Во-вторых, сохранилась мощная научная школа, которая может разработать и предложить сельскому хозяйству нужные технологии, в том числе в ИТ-сфере. Открытые рынки позволяют провести трансфер технологий и в считанные годы взять на вооружение все ведущие мировые разработки.

Поделиться: